Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
КАЛЕНДАРЬ

Ноябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 6 13 20 27
ВТ 7 14 21 28
СР 1 8 15 22 29
ЧТ 2 9 16 23 30
ПТ 3 10 17 24
СБ 4 11 18 25
ВС 5 12 19 26



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

Новости

18.12.2006
Открытая лекция «Любить нельзя Ненавидеть: патриоты, экстремисты, просто молодежь»

16 декабря 2006 года в рамках семинара «Патриотизм в глобальном и локальном измерении» прошла открытая лекция доктора социологических наук, директора НИЦ «Регион» Елены Омельченко. Тема лекции: «Любить нельзя Ненавидеть: патриоты, экстремисты, просто молодежь». С некоторыми тезисами такого актуального доклада можно познакомиться в данном материале.

Дискуссии вокруг национализма, патриотизма, расизма, ксенофобии в последнее время приобрели особую живость и актуальность. Благоприятную атмосферу для распространения ксенофобии не только в молодежной среде, но и у большинства населения РФ создают ряд факторов:

- противоречивая и неопределенная политика государства в отношении патриотического воспитания;

- недостаток реальных научных разработок, связанных с пониманием современной национальной ситуации;

- ориентация СМИ на сенсационные, неглубокое освещение проблем, отказ от продвижения действительно новаторских идей и способов демократического просвещения молодежи.

Сегодня на государственном уровне разрабатываются специальные меры по воспитанию патриотизма в молодежной среде, но все эти попытки остаются малоэффективными. Примером может служить такой документ как государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006 – 2010 годы». Мероприятия, разработанные в ее рамках, являясь достаточно абстрактными и «отвлеченными», не вызывают особого интереса и энтузиазма у молодых. Юноши и девушки не хотят принимать участия в акциях, инициированных властью, откуда и появляются многочисленные обвинения в их адрес в пассивности и непатриотичности.

Также считается, что именно в молодежной среде особенно распространены ксенофобные и националистические настроения. Но на самом деле это не совсем так: национализм и ксенофобия присущи и «взрослому» поколению и проявляются именно на бытовом уровне. Здесь немаловажную роль играет советская интернационалистическая идеология, которая по сути являлась как раз националистической. Это проявлялось в убежденности в превосходстве русских над другими народами, составляющими империю, и как результат - претензии на особые права и преимущества русских внутри государства при весьма слабом оправдании этих претензий.

В России интерес к молодежи пережил за последние 2 года несколько взлетов и падений. Стимулом послужили «цветные революции» в бывших республиках СССР. На повестке дня основной вопрос - может ли молодежь стать революционной силой, и как предотвратить срыв президентских выборов в 2008 году? Такие события, как открытые выступления скинхедов в российских столицах или события в Кондопоге ярко высветили «болезни роста» молодежной гражданской активности, породили жаркие общественные дискуссии и академические дебаты.

Сегодня российские молодежные организации разобщены, неустойчивы, малочисленны и инфантильны, так как идеологический и социальный стержень, характерный для советской эпохи, пропал. Политизированная молодежь должна научиться автономно существовать и самостоятельно формировать потребность в собственной деятельности.

Современные молодежные организации условно можно поделить на марионеточные, маргинальные и запрещенные. Ни одно из этих направлений не находит массовой поддержки. В первые приходят за карьерой, их участникам обеспечивается «социальный лифт», деньги и тусовка (молодежное движение «Наши»). Во вторые вступают по убеждениям и для реализации лидерских амбиций (Молодежное «Яблоко»). В третьи идут «революционеры» по духу, герои и экстремисты, которых в лучшем случае ждет 15 суток ареста и сюжет в теленовостях (Национал-большевистская партия). «Обычные» юноша или девушка, скорее всего, выберут другой путь - карьеру и хорошее образование.

Во всем российском обществе царит недоверие к партиям и разочарованность в политиках. Молодежь редко участвует в общественных процессах, бойкотирует выборы и политическую жизнь как таковую. Более привлекательны для молодых лидеров бизнес, учеба, карьера, семья, клубы, спорт - но только не митинги.

Гражданская активность не массовая, потому что не модная. Сегодня модно быть образованным, креативным и свободным. Эти ценности разделяются многими продвинутыми девушками и юношами, но в политические лозунги эти ценности пока не конвертируются.

Для молодежи активность – это возможность индивидуальной самореализации, самопрезентации, одобрение группой сверстников более важно, чем отстраненным «обществом», поскольку группа оценивает индивидуальные усилия и достижения. Пассивность, или политическая апатия, не обязательно имеет негативно-порицательный оттенок. Для части молодежных субкультур неучастие в официальной политике является знаковым, интерпретация понятий активность и пассивность напрямую зависит от группового контекста.

Обратимся к данным ряда исследований НИЦ «Регион», посвященных анализу ксенофобных и экстремистских настроений в молодежной среде.

Со стороны молодежных групп отношение к этим вопросам неоднородно и неоднозначно. Рост стихийного патриотизма в молодежной среде был зафиксирован уже в исследовании конца 90-х. Тогда это проявлялось в стремлении молодежи преодолеть комплекс национальной неполноценности, сформированной под давлением массированных медиа атак, вольно или невольно дискредитировавших ключевые системы и фигуры: от старых и новых вождей – до перспектив развития России в целом. Стихийный патриотизм того периода строился в основном вокруг восприятия «Запада» и его «образов» - культуры, образования, стилей жизни «западного человека». С одной стороны, всеми признавался приоритет западной популярной культуры: американское кино, английская рок-музыка, европейская реклама и т.д. С другой стороны, параллельно образам Запада молодые респонденты вольно или невольно создавали образы России. Часто это происходило по принципу обратного, «зеркального» отражения. В результате, пройдя через невероятные противоречия, образ России сформировался как очень привлекательный, где только и может жить российский человек.

Принимая культурное влияние Запада, впитывая его ценности, российская молодежь не только продолжала защищать отдельные традиции «российского превосходства», но и формировать новые ценности постсоветского российского патриотизма. Возможно, это был самый перспективный момент для открытого разговора с молодежью, однако он был упущен, государство и политики были заняты более важными делами – приватизацией и политтехнологическим бизнесом. Обман молодежи на выборах Ельцина в 1999 году сыграл в этом смысле решающую роль. Именно с этого момента начинает развиваться политическая (в ее официозном смысле) апатия и социальный пофигизм.

Для описания такого, достаточно неизвестного измерения молодежной идентичности, как ксенофобия и национализм, обратимся к анализу исследования, проведенного в августе 2005 года в Краснодарском крае.

Результаты продемонстрировали, что юноши и девушки выстраивают систему межэтнических отношений в зависимости от собственной ценностной, стилевой и гендерной идентичности. Значимо отличаются мнения девушек и юношей, опрошенных в ходе глубинных интервью и фокус-групп.

Девушки оказались более толерантными, как по отношению к проявлениям другой культуры, так и в личных контактах с представителями не русскоговорящих этнических групп. Они заявляли о равенстве и равноценности всех культур и народов, о праве каждого народа жить и находиться на этой территории, осуждали притеснение и нарушение прав мигрантов. Их обоснование равенства народов основывается на истории края, которая закрепляет равное положение всех живущих там. Причиной разногласий становится не национальность, а характер, личность человека. Большинство девушек не считает себя «патриотками», не поддерживает жесткую миграционную политику администрации края, заявляют о своем желании уехать. Пацифистские установки напрямую связаны с категоричным непринятием насилия (прежде всего, физического), девушки осуждают деятельность экстремистских молодежных партий и организаций националистского толка (скинов, РНЕ, НБП).

Юноши, напротив, практически единодушно заявляют о своем «патриотизме», который непосредственно связан с недовольством политикой президента Путина и общей социально-политической ситуацией в регионе. Они полагают, что высокий процент мигрантов, проживающих в крае, несет угрозу их личной безопасности, а также приводит к ухудшению материального положения русскоязычного населения. Одним из существенных моментов в дискурсе юношей становится страх перед физическим насилием со стороны представителей «не русских». Они утверждают, что именно армяне (черкесы, турки) являются инициаторами конфликтов между молодежными компаниями и представляют собой тот тип молодежных группирований (и поведения), который называется «гопниками».

Таким образом, многие юноши упрекают в ксенофобных хулиганских выходках самих представителей нетитульной национальности, и видят в них угрозу своей безопасности, свободе, идентичности.

Народ любого государства не может не беспокоиться о своем будущем. Принято считать, что молодежь несет ответственность за будущее нации, как дети – за продолжение родительского рода и семейные традиции. Молодежь растет не в вакууме. Она не столько создает что-то новое, сколько отражает, воспроизводит или стремится переделать то, что ей досталось в наследство. Связь молодежных проблем с проблемами социума более значима, чем то, что выделяет молодежь в качестве возрастной группы.

Коммерциализация политической молодежной активности, политтехнологические эксперименты, эксплуатация молодежного энтузиазма – с одной стороны, и ценностный вакуум, разрыв между патриотической риторикой и повседневной борьбой за ресурсы - с другой ведут к усилению ксенофобных и националистических настроений, все более жесткому разделению «своих» и «чужих».

Рост ксенофобных настроений поддерживается противоречивой политикой российского государства, направленной на формирование нового российского патриотизма. Патриотизм становится коммерческим предприятием, способствует продвижению обывательской морали и упрощенной картины мира. Это опасно не только потому, что провоцирует рост революционных настроений и открытых экстремистских выступлений, но и тем, что ведет к снижению общего уровня образования и культуры, а следовательно, потенциала нации.



Предыдущая новость

К списку новостей

Следующая новость