Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 4 11 18 25
ВТ 5 12 19 26
СР 6 13 20 27
ЧТ 7 14 21 28
ПТ 1 8 15 22 29
СБ 2 9 16 23 30
ВС 3 10 17 24



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

Новости

25.11.2006
11 Русско-немецкие Осенние беседы

17 – 18 ноября 2006 года в столице Германии Берлине прошло ежегодное мероприятие 11 Русско-немецкие Осенние беседы, организаторами которого являются Берлинская Евангелическая Академия, Фонд имени Генриха Бёлля, Фонд Немецко-русского обмена. На конференции традиционно для обсуждения общей темы встречаются эксперты из Германии и России, среди них в этом году присутствовали сотрудники НИЦ «Регион» Елена Омельченко и Ирина Костерина. На этот раз Осенние беседы были посвящены теме ксенофобии, национализма и стратегиям их преодоления.

В первый день мероприятия, проходившего в специфической атмосфере французской кирхи, рассматривались общие вопросы. Докладчики, среди которых была Ирина Костерина и Галина Кожевникова (аналитический центр «Сова», г. Москва), рассказали о ситуации в России: в каких формах проявляются ксенофобия и национализм, кто является исполнителями и потенциальными жертвами. Был представлен обзор существующих в России националистических движений, рассматривались наметившиеся в этой области тенденции. В частности обсуждались различия (на примере движения скинхедов) формирования и существования молодежных неонацистских организаций.

О специфике движения скинхедов в России. Ирина Костерина: «В чем особенность движения скинхедов в Германии? Как и во всей Западной Европе – это субкультура, а не политическое движение. Основным маркером принадлежности к скинам является особый дресс-код, музыкальные и другие культурные предпочтения. Кроме того, внутри этой субкультуры существуют свои направления – панк-скинхеды, готы-скинхеды и др. Агрессивность не является обязательным атрибутом такого субкультурщика. Соответственно, если его видят на улице, его воспринимают в первую очередь как представителя субкультуры, а не как нациста.

В России, где движение скинхедов изначально возникло как неонацистское, таких примеров нет. Представители этого движения не всегда могут обладать специфическими внешними маркерами, ключевым моментом является именно нацистская идеология».

В рамках обсуждения, посвященного выяснению причин возникновения преступлений на национальной почве, говорилось о сложном «национальном вопросе» в России, о том какую роль играет в этом государство и правозащитное движение.

Отдельный блок, где одним из докладчиков стала Елена Омельченко, был посвящен стратегиям борьбы с расизмом и преступлениями на национальной почве. Речь шла о возможных активных действиях по отношению к проявлениям ксенофобии и национализма. В частности рассматривались вопросы о социальных институтах, способных повлиять на решение этих проблем, о взаимодействии государства, гражданского сектора и общества.

О стратегиях реагирования на проявления ксенофобии. Елена Омельченко: «СМИ – это своего рода «рупор», с помощью которого идеи толерантности в том или другом виде доносятся до широкой аудитории. Говоря о высоком уровне ксенофобии в нашем обществе, чаще всего ссылаются на характер подачи материалов в СМИ, в первую очередь – по центральным теле каналам. Фокус критики, как правило - зависимость отечественных СМИ от государственной власти, об отсутствии здоровой критики, о слабости голоса оппозиции и «другого» мнения. С этим трудно спорить - никакой оппозиционной силы, по крайней мере на телевидении, нет. Однако это, на мой взгляд, связано не только с политическими, но и с культурными причинами. Отечественное телевидение переживает глубочайший кризис: снижение профессиональной планки, отсутствие цеховой требовательности, гамбургского счета, критичной самоэкспертизы, слабость технического исполнения, ну и, конечно, - контенты посланий, художественно эстетическая составляющая содержания – все это подчас за гранью добра и зла. Попса – как упрощенный взгляд на мир, «простой» юмор на уровне желудка и ниже, торжество банальностей и пошлости – стали визитной карточкой практически всех центральных телеканалов. При этом каналы становятся «близнецами-братьями», собственное лицо исчезает, растворяется, что делает профессиональную полемику внутри самого цеха практически невозможной.

Нет смысла перекладывать ответственность за кризис только на государство и власть, не обращая внимания на проблемы самих СМИ, такие как: снижение общего профессионального и креативного уровня, характер подготовки журналистов, сверх коммерциализацию образования и всего медийного пространства. Шанс на успех имеют только скандальные сюжеты, на поиск и создание которых ориентировано большинство современных российских СМИ.

Другая составляющая вопроса – неумение находить и готовить материал о позитивных вещах, и, главное, писать об этом интересно. Мне кажется, основная причина – традиции советского прошлого и, соответственно, особенности журналистского письма тех лет, когда текст о позитиве (социалистическом и коммунистическом строительстве и массовых победах на их стройках) был четко регламентирован до последней буквы, где ошибки или несанкционированная критика стоили очень дорого. Подобный бюрократический и неживой язык описания позитивно окрашенного события существует и в современных СМИ. Получаются очень яркие сообщения про экстремистские выступления, убийства на почве национальной ненависти. А о чем-то/ком-то противостоящим им - либо вообще ничего нет, либо написано так, что читать скучно, неинтересно, а потому – вызывает отторжение и недоверие. Формируется ощущение, что позитив просто исчезает из нашей жизни, прежде всего – из жизни молодежи.

Как научиться конструктивно и спокойно говорить о столь важных вещах - без паники и морализаторства (которые напрочь отбивают желание верить в написанное или произнесенное)? Конечно, убийства, издевательства, вандализм – эти явления нужно и должно обсуждать. Но одного мониторинга событий мало. Например, одним из способов преподнесения информации так, чтобы она дошла до адресата, может стать публичная экспертиза. Такой метод даст возможность в более облегченной, доступной форме комментировать ситуации, связанные с проявлениями ксенофобии, экстремизма. Роль комментатора в этом случае выполняет эксперт, «переводчик», способный интересно говорить о серьезных вещах. Другой вариант – в качестве экспертов привлекать каких-то ярких личностей, оценивающих ситуацию нестандартно – со своей точки зрения, чтобы аудитории (в том числе молодежной) было интересно смотреть такие передачи. На нашем телевидении институт экспертизы полностью отсутствует. Небольшое исключение – программы В.Познера и, например, В. Третьякова. Но во-первых, это обычно некая политическая экспертиза, а во вторых, привлекаются не эксперты (то есть профессиональные толкователи, переводчики), а профессиональные политологи, экономисты и т.д. Но, чтобы их понять, нужны «переводчики». Должна быть экспертиза вокруг новых фильмов, сериалов, событий, музыки и пр. Увы, об этом пока можно только мечтать. Когда мы, например, говорим о ксенофобии или расизме, неплохо было бы публично порассуждать и попытаться объяснить сами термины, интерпретация которых далеко неоднозначна даже в среде тех, кто с этими вопросами ежедневно сталкивается.

И еще – именно из молодежи в первую очередь делают «козлов отпущения», которые виноваты в росте ксенофобных настроений, их распространении и, конечно, именно молодежь отвечает за экстремистские вылазки и преступления.

При этом внимание уделяется в основном эпатажным, открытым, явным проявлениям экстремизма (убийствам, разборкам). Эти факты бурно обсуждаются в СМИ и широкой общественностью. При этом бытовые проявления ксенофобии остаются без должного внимания. Паника, как правило, возникает вокруг открытой агрессии со стороны молодежи. В то время как проявления бытовой ксенофобии даже в большей степени характерны для тех «взрослых», кто «воспитывает» молодежь. И здесь самое важное - понять, какие ситуации или факторы могут спровоцировать переход скрытой неприязни к «другому» - в открытую агрессию.

Националистические стереотипы формируются и под воздействием противоречивой политики государства в этой области. С одной стороны, в последнее время принято множество программ по «воспитанию толерантности и патриотизма», с другой стороны, в России одновременно существуют неравноценные административные единицы - республики и области. Таким образом, на уровне государства, наряду с разговорами о «многонациональном государстве», продолжают конструироваться и закрепляться этнические различия».

На конференции, формат которой предполагал присутствие всех заинтересованных темой ксенофобии и национализма независимо от рода деятельности, к докладам социологов НИЦ «Регион» проявили живой неподдельный интерес. Кроме ответов на многочисленные вопросы на самом мероприятии, Елена Омельченко и Ирина Костерина дали интервью для местных СМИ.



Предыдущая новость

К списку новостей

Следующая новость