Центр изучения молодёжи 'ПОКОЛЕНИЯ.NET'

назад на НИЦ «Регион»

Митрофанова С.Ю.

Концептуализация основных подходов к изучению детства в социологии

 

Являясь сложным, самостоятельным организмом, детство представляет собой неотъемлемую часть общества, выступает как особый обобщенный субъект многоплановых, разнохарактерных отношений, в которых оно объективно ставит задачи и цели взаимодействия со взрослыми.

  При описании детства в социологии необходимо рассматривать  данный феномен как общественное явление в его историческом развитии и на современном этапе, исходить из  комплексного понимания детства, учитывая, что  детство – это не «социальный питомник», а развернутое по времени, ранжированное по плотности, структурам, формам деятельности пространство, в котором взаимодействуют взрослые и дети.  Детство – это особый период жизни человека,  особая фаза не только в психофизическом, но и социальном созревании, когда определяются основные линии развития индивида, формируется и закладывается фундамент личности. Детство – это период становления ребенка полноценным членом человеческого сообщества.  Несмотря на  огромную значимость детства в системе жизненного пути человека, интерес к  изучаемому феномену появился довольно поздно, лишь в XVII веке, а отношение к детям со стороны общества, символическое значение детства и его место в структуре жизненного пути личности в разные периоды истории менялись весьма существенно. 

Специфика взросления в детстве объективно обусловлена как  биологическими особенностями организма, так и уровнем культуры общества, причем  последний является определяющим: примерно при одном и том же биологическом строении ребенка на протяжении всей истории человечества, уровень психического развития, которого он достигает на каждом историческом этапе развития общества – неодинаковый. Продолжительность детства – это продукт истории, подверженный изменению. Так, вряд ли можно говорить о какой-либо продолжительности детства в первобытном обществе, а продолжительность детства в  Средневековье не равна продолжительности детства в наши дни. Поэтому нельзя изучать процесс взросления ребенка не анализируя развитие человеческого общества: продолжительность детства находится в прямой зависимости от  уровня его материальной и духовной культуры. Исторически понятие детства связывается с определенным социальным статусом, с кругом прав и обязанностей, присущих этому периоду жизни, с набором доступных для него видов и форм деятельности, которые общество ему задает.

 Таким образом при описании детства в социологии, необходимо помнить что интерес к детству появляется лишь на определенном этапе общественного развития, свидетельствуя об осознании ценности данного периода. Детство является стартовым потенциалом в определении будущей жизненной траектории каждой личности и отличается постоянной ориентацией на взрослый мир. От численности детей в конкретном обществе, от условий, при которых совершается процесс их социализации, процесс формирования личности, зависит будущее этого общества.

  На наш взгляд, социологическая перспектива изучения детства представлена двумя относительно самостоятельными направлениями анализа данного феномена.  В рамках первого можно выделить работы, рассматривающие детство как определенную культурно-историческую ценность. Так, в работах Ф.Ариеса, Ф.Боаса, М.Мид, Б.Малиновского, Л.Демоза, Э.Эриксона и других представлена эволюция детства, особенности изменения содержания детства в истории развития общества.

  Социокультурные аспекты развития детства также отражены в работах современных как зарубежных ученых: П.Брюхнера, М.Виннса, Х.Попитца, Н. Постмана, Д.Рихтера, Х.Хенгст, Х.Цахер,  так и отечественных: И.В.Бестужева-Лады, С.Н.Иконниковой,  М.С.Кагана,  И.С.Кона,  Л.Г.Кураевой, Э.А.Куруленко, Д.И.Фельдштейна, С.Н.Щегловой. 

  В рамках второго направления детство рассматривается как часть социальной структуры общества. Как объект специального социологического анализа детство в его структурном выражении  находится в центре внимания немногих ученых. Прежде всего, это зарубежные исследователи: Е.Болдинг, Дж.Гарбарино, К.Дэвис, Дж.Квортруп, С.Фрис, Ф.Элкин, также отчасти этот аспект затронут в работах Ш.Айзенштадта и Т.Парсонса. В отечественной социологии отдельные аспекты детства как социального феномена затронуты в работах И.С.Кона, Е.Л.Омельченко, М.В.Осориной, С.Н.Щегловой, В.Н.Ярской, Е.Р.Ярской-Смирновой и других.

 Эволюционистские концепции развития детства акцентируют внимание на содержании понятия «детство», его изменении в истории общества. Л.Ф.Обухова приводит такой интересный факт: «Слово «ребенок» долго не имело того точного значения, которое придается ему сейчас. Так, характерно, например, что в средневековой Германии слово «ребенок» было синонимом для обозначения понятия «дурак». Детство считалось периодом малоценным и быстро проходящим»[1].   Безразличие по отношению к детству, по мнению родоначальника современной истории детства Ф.Ариеса, было прямым следствием демографической ситуации того времени, отличавшейся высокой рождаемостью и большой детской смертностью. Признаком преодоления безразличия к детству, как считает французский демограф, служит появление в 16 веке портретов умерших детей. Их смерть, пишет он, теперь переживалась как действительно невосполнимая утрата, а не как вполне естественное событие[2]. По мнению Ф. Ариеса, открытие детства началось в 13 веке, его развитие можно проследить в истории живописи 14 - 16 веков, но очевидность этого открытия наиболее полно проявляется в конце 16 и в течение всего 17 столетия.

 Основным недостатком концепции Ф.Ариеса, как  указывает И.С.Кон, является то, что  французский демограф описывает историю детства вне связи с социально-экономическим уровнем развития общества. Вместе с тем И.С.Кон подчеркивает, что принципиальная новизна исследований Ф.Ариеса состоит в том, что «он впервые конкретно показал, что детство - не просто естественная универсальная фаза человеческого развития, а понятие, имеющее сложное, неодинаковое в разные эпохи социальное и культурное содержание»[3].

 Особый интерес представляют концепции эволюции детства Л.Демоза, М.Мид и Б.Малиновского, Э.А.Куруленкл. Л.Демоз, американский психоаналитик, социолог и историк указывает на общие закономерности развития детства и увеличения степени его независимости от взрослого мира, причины которых он видит в характере взаимоотношений родителей и детей.  Ученый подразделяет всю историю человечества на периоды, каждому из которых соответствует определенный стиль воспитания и форма взаимоотношений между родителями и детьми[4].

 М.Мид[5] и Б.Малиновский[6] говорят о большом значении социокультурных факторов в процессе взросления человека. М.Мид доказывает, что в любом обществе ребенок рождается с некоторыми универсальными биологическими предпосылками: беспомощность, зависимость от взрослых, особенности пола, темперамента и так далее - но каждая культура использует эти “ключи” по-своему. Концепция М.Мид основана на выделении 3 форм культуры, в основе которых характер связи межпоколенных отношений и темпа общественного развития, отражающих определенное отношение к детям: постфигуративные, в которых дети учатся главным образом у своих предков; кофигуративные, в которых и дети, и взрослые учатся, прежде всего, у равных, сверстников; префигуративные, в которых взрослые учатся также у своих детей[7].  Несмотря на всю значимость  концепции М.Мид, основным  ее недостатком, по мнению Е.Ф.Молевича, является то, что в ней рассматривается «конфликт поколений», «как нечто отрицающее преемственность поколений»[8]. Е.Ф.Молевич подчеркивает, что «вне преемственности поколений, т.е. при разрыве ее, жизнь общества невозможна, другой формы социализации молодых, кроме поколенческой, общество не знает. Поэтому «конфликт поколений» - не что-то извне противостоящее преемственности поколений, как это нередко трактуется, в частности, и в фундаментальной работе М.Мид  «Разрыв поколений», а конкретная, экстремальная форма этой преемственности»[9].

Э.А.Куруленко рассматривает эволюцию детства в аспекте соотношения репродуктивных и креативных механизмов социализации в социокультурном контексте[10]. Э.А. Куруленко подчеркивает, что эволюция содержания и методов социализации детей неразрывно связана с изменением социально-экономической структуры и форм общественной деятельности людей.   По мере усложнения и обогащения культуры объем передаваемых из поколения в поколение знаний, умений и навыков увеличивается, а сами формы их передачи дифференцируются и специализируются[11]. Автор указывает на три главные макросоциальные тенденции в пространстве детства в современном мире, обеспечивающие предпосылки для формирования более сложной, творческой  личности. 1.Увеличение количества социальных институтов и изменение значимости конкретных актов социализации. 2.Повышение активности, избирательности, субъективности, креативности самого ребенка.   3.Усложнение и изменение целей и методов социализации, что  существенно меняет структуру, функции и потенциальный эффект социализации[12]. Э.А.Куруленко выделяет 3 формы подражания в эволюции детства: копирование, имитацию и моделирование, и  приходит к выводу, что в настоящее время творчество, а не подражание во всех его формах превращается в непременный атрибут адаптации подрастающего поколения к постоянно изменяющимся социокультурным условиям жизни[13].

Анализ данных концепций эволюции детства демонстрирует растущую автономию пространства детства от взрослого сообщества на уровне филогенеза, указывает на увеличение степени его независимости, признание за ним позиции субъекта общественных отношений, на которого в не меньшей степени, что и на взрослое сообщество оказывают влияния все изменения, происходящие в мире.

Особое место в ряду эволюционистских  теорий занимают концепции трансформации детства в современном обществе. С.Н.Щеглова, анализируя методики изучения детства, предлагает следующую типологию концепций, отражающих изменение содержания детства на рубеже XX –XXI веков[14].

·        Концепция кризиса детства разработана Б.Д.Элькониным, В.И.Слободчиковым и дополнена Ю.В.Овиновой. Авторы данного подхода обосновали идею о современном кризисе российского детства как особом критическом периоде в историческом развитии детства, когда  расходятся процессы взросления и освоения культуры, которые были  слиты воедино в предыдущие эпохи[15]

·        Концепция индивидуализации  и дестандартизации детской биографии разработана немецким исследователем П.Брюхнером в 1990г., который указывает на смещение ранее единых биографических пунктов[16]

·         Ученые У.Бек и Х.Попитц говорят об эмансипации детства, под которым они понимают приобретение ребенком все более значимого места в семье, учреждениях образования и вообще в обществе, что подтверждается развитием идей по поддержке прав детей.

·        Концепция разрыва между ранним и поздним детством. В начале 90-х годов была   выдвинута идея о постепенном углублении разрыва между ранним детством, которое еще сохраняет свою сущность, и подростковым периодом, полностью подвергшимся индивидуализации.  Одним из  первых, кто высказывал эту идею был Л.Розенмайер.

·        Ряд зарубежных ученых: Н.Постман,  Х.Хенгст, М.Виннс и другие в начале 80-ых годов XX века выдвигают идею исчезновения детства,  и в качестве доказательств приводят примеры об увеличении информированности детей по вопросам секса, смерти, болезней, денег и т.п. Свои рассуждения приверженцы идеи исчезновения детства склонны подтверждать объективными демографическими тенденциями развития   детства в развитых странах, такие как, снижение рождаемости, уменьшение числа детей в расчете на одну семью и т.д.

·        Германский профессор Д.Рихтер считает, что сегодня мы наблюдаем тенденцию  не исчезновения детства, а стирания границ между детством и взрослостью, своеобразное «слияние детства и взрослого мира». Ученый выделяет растущую похожесть детей и взрослых в отношении одежды, моды. 

Таким образом, мы можем наблюдать одновременно две противоположные тенденции в эволюции содержания детства. Так, с одной стороны,  эволюционистские концепции общественной истории детства демонстрируют тот факт, что  по мере развития общества объективно растет определенная  автономия детства от взрослого мира.  С другой стороны, концепции трансформации детства в современном обществе иллюстрируют знаки повышенного внимания к детству, увеличение контролируемого взрослыми пространства детских практик в связи с вышеуказанными тенденциями развития современного детства. На наш взгляд,  концепцией, в определенной степени отражающей эти тенденции в содержании детства является концепция С. Фриса.  Ученый, рассматривая проблемы молодежи, предлагает анализировать процесс взросления по двум векторам: движение от зависимости к независимости и, как следствие, от безответственности к ответственности[17]. Причем, это движение, по нашему мнению, может осуществляться как в пространстве, которое контролируется взрослыми, так и в неконтролируемом ими пространстве.

С одной стороны, дети полностью зависимы от взрослых: «от средств к существованию и знаниям, зависимы от их любви и по причине безопасности»[18], с другой стороны, в процессе взросления они достигают определенной независимости.  С.Фрис указывает, что само движение от зависимости к независимости проходит через ряд стадий, которым соответствуют социальные институты: семья, система образования, работа (занятость), система организации досуга.  По его мнению, первое очевидное социальное движение по направлению к независимости детей от родительской семьи есть момент, когда они идут в школу. Причем, школьная жизнь меняется, когда ученики становятся взрослее, постепенно увеличивается их личная ответственность за школьную работу, их успех и неудачи: так, ученики начальной школы более независимы, чем дети в детском саду.  Е.Л.Омельченко,   анализируя работу С.Фриса, говорит о том, что семья и школа – это достаточно закрытые социальные институты, которые сложно исследовать, в отличие от досуга как сферы наиболее открытой для наблюдения, проведения разнообразных полевых исследований[19].

Другой аспект, связанный с процессом взросления и являющийся  «обратной стороной» независимости, связан с понятием «ответственность»: постепенно на взрослеющего человека «начинает ложиться большая ответственность за домашнюю работу (особенно на девочек), за то, как он проводит свое время в школе и вне ее, за получение тех или иных отметок, за продвижение в школьной иерархии, за поведение на вечеринках и в выходные дни, за выбор друзей, за стиль, который он принимает, за успешность обучения и многое другое», «возможно, что больше никогда в жизни ему не придется брать на себя так много»[20].

Второе направление социологического анализа детства представлено, на наш взгляд, подходом  Дж.Квортруп, которая рассматривает детство  как  часть социальной структуры общества[21].  Она подчеркивает, что ее концепция передает идею о том, что детство является временной структурой в любом обществе и не противоречит пониманию детства как переходного периода. Таким образом, как указывает Л.Г.Кураева,  «несмотря на то, что ребенок развивается во взрослого, детство остается частью социальной структуры»[22]. В связи с этим важным становится вопрос о том,  как детство конституируется в обществе, каково его содержание и границы.

Функционалистские идеи воспроизводят распространенное  мнение о детстве как о социально, так и экономически относительно не значимом жизненном периоде по сравнению со зрелостью. Данная точка зрения на детство была более критично высказана К.Дэвисом, который писал, что «самые важные функции для общества человек выполняет, будучи взрослым, а не в детском возрасте. Следовательно, отношение общества к ребенку является главным образом подготовительным, а его оценка – в основном, потенциальной. Любое учение, ставящее нужды детей на первое место, а потребности общества – на второе, является социологической аномалией»[23]. Выводом данной точки зрения является то, что детей в действительности  относят к социальной группе в системе общественных отношений лишь на формальном уровне, поскольку они полностью зависимы и подчинены миру взрослых. Предполагается, что дети должны играть, и этот вид деятельности признается единственным, который является единственно возможным. Дж.Гарбарино  также придерживается взгляда на детство как на «жизнь в другом мире» и говорит о том, что «в эпоху современности быть ребенком, значит быть защищенным от экономического, политического и сексуальных влияний; детство – это время, когда придается огромное значение личным интересам, и сводятся к минимуму интересы общественные»[24].

К.Дэвис и Дж.Гарбарино расходятся во мнениях в том, что если К.Дэвис делает акцент на нуждах общества, то Дж.Гарбарино отдает приоритет потребностям ребенка. Однако, они вместе разделяют мнение о том, что дети на самом деле не принадлежат к обществу и являются объектом общественного воздействия: они должны быть подготовлены к  полноценной деятельности в  рамках общественной системы, и их готовят к этому.  В русле функционалистского взгляда К.Дэвиса на общество взрослых, он утверждает, что детство является переходным периодом, цель которого – объединение ребенка с обществом.

Детство как подготовительный этап к «полноценной» взрослой жизни также рассматривают Т.Парсонс[25] и Ш.Айзенштадт[26]. Ученые, анализируя проблемы преемственности поколений,  рассматривают подрастающее поколение как «объект социализации» взрослых, а «проявления недовольства, социального протеста и т.д. рассматриваются как формы девиантного, отклоняющегося от нормы поведения» [27].   Ш.Айзенштадт подчеркивает, что все дети должны быть социализированы прежде, чем они могут достигнуть полного статуса взрослого. На них должны повлиять моральный код общества, в котором они растут, его общепринятые правила, они должны получить знания и навыки, необходимые для осуществления ими взрослых ролей. В примитивных обществах ценности, которые передаются детям в семье, практически такие же, что и те ценности, которые будут организовывать их взрослую жизнь, и, следовательно, изменение статуса от ребенка – к взрослому – не очень проблематичный процесс. В современных индустриальных обществах, наоборот, существует важный структурный разрыв между семьей, в которой вырос ребенок, и экономической и социальной системой, в которой он со временем займет определенной место, поэтому изменение статуса от ребенка – к взрослому – это долгий период перехода. Общество становится более сложным и новые специализированные социальные институты нуждаются в поддержке. Поскольку семья начинает концентрировать на себе эмоциональную и сексуальную функции (скорее, чем экономическую), то новым социальным институтам необходимо поддерживать другие аспекты социализации и управлять уходом из семьи, процессом подготовки детей к помещению их в широкую социальную систему. Все подрастающее поколение должно быть социализировано,  ему необходимо найти себя в социальных институтах, разделить чувство субординации[28]. Следует особо подчеркнуть, что эти социальные институты специально созданы для  этого подрастающего поколения, но они не контролируются им.

Концепция Е.Болдинг также описывает детство в русле функционализма. Она полагает, что детей и взрослых можно рассматривать как классы по отношению друг к другу. Причем, классовым действием она называет «такое законное действие, предпринятое в отношении какой-либо категории людей, такой как женщины, дети, старики или особая группа этнических или расовых меньшинств на основе членства в этой категории, а не на основе индивидуальной ситуации или потребности»[29]. Данная позиция на детство является очень важной, поскольку находит свое отражение в законодательстве,  где в отношении социальной группы детей употребляется термин «несовершеннолетняя группа». С одной стороны, статус несовершеннолетних может считаться преимуществом, так как требует определенного внимания окружения и особого отношения общества, что обеспечивает необходимую защиту.  Но с другой стороны, этот же статус обуславливает и закрытый вход детям во взрослый мир.

            Трактовка детства в русле конструктивизма приводит к  пониманию  исключительной роли детских практик, посредством которых и конструируется само пространство детства.  Данная позиция может быть представлена пониманием феномена детства как особой замкнутой системы – «субкультуры»[30]. Такое понимание культуры детства встречаем у  С.Н.Иконниковой, И.С.Кона, М.В.Осориной и др.

            С.Н.Иконникова говоря о «субкультуре детства»[31], подчеркивает идею «Самоценности Детства», его «внутренней насыщенности переживаниями, эмоциональными отношениями, не видимыми взрослому миру и не всегда осознаваемыми самим человеком»[32].

            И.С.Кон  в своей работе «Ребенок и общество» понимает под культурой детства автономную социокультурную реальность, своеобразную субкультуру, обладающую своим собственным языком, структурой, функциями, традициями. И.С.Кон выделяет три главные подсистемы этой культуры: 1) детская игра, 2) детский фольклор и вообще художественное творчество, 3) общение, коммуникативное поведение детей[33].

 М.В.Осорина выделяя факторы, определяющие формирование ребенком определенного мировосприятия в процессе взросления, указывает на особую важность и значимость  среди них -  детской субкультуры.  Первый фактор – это влияния «взрослой культуры», активными проводниками которой являются,  первоначально родители, а затем и другие воспитатели; второй – это личные усилия самого ребенка, проявляющиеся в разных видах его интеллектуально-творческой деятельности; третий – это воздействие детской субкультуры, традиции которой передаются из поколение в поколение детей и чрезвычайно значимы в понимании детьми того, как освоить мир вокруг[34].

Однако, как в рамках первого, так и второго подходов, детство исключено из системы общественных отношений.  Так, с одной стороны, понимание детства  как  некой замкнутой системы, «субкультуры» заставляет обратить внимание на детей  как на особую группу в социальной структуре общества со своими особыми  интересами и потребностями, а с другой стороны, понятие несовершеннолетней группы подразумевает существование доминирующей группы с более высоким социальным статусом и большими привилегиями.  Автор  данной статьи  вовсе не опровергает  суждение о том, что дети как социальная группа имеют более низкий социальный статус и пользуются меньшими привилегиями по сравнению с доминирующей над ними группой взрослых. Однако, возникает вопрос о том, каков  характер  исключения  детей из участия в полноценной жизни: где граница между защитой детей от общества и их исключением из него. Сложность проведения подобного анализа заключается в том, что он проводится нами - представителями доминирующей группы -  взрослыми, которые выражают свое отношение к детям в паттерналистической форме: все, что делается для детей - оправдывается с точки зрения их собственного блага. В связи с этим появляются спорные вопросы, которые заключаются в том, во-первых,  не забывают ли взрослые о самих детях, когда определяют основные органы, например, такие как государство, родители и рынок, которые принимают участие в строительстве детства. И, во-вторых, является ли бесспорным то, что взрослые всегда представляют интересы детей, когда говорят от их имени.

  Мы придерживаемся положения о том, что  детство не исключено из системы общественных отношений, а является частью социальной структуры общества. В связи с этим, на наш взгляд, наиболее целесообразно за основу анализа  феномена детства принимать концепцию Дж.Квортруп, в которой  утверждается, что дети принадлежат к обществу не в банальном смысле простого пребывания в нем, «не как редуцированная форма материала, который необходимо обработать, и не как собственность общества или государства»[35]; детство, по мнению Дж.Квортруп, является частью общества в том смысле, что дети действительно принимают участие в организованных видах деятельности, а также составляют часть социальной структуры, во многом взаимодействующей с другими частями.   Дж.Квортруп подчеркивает, что деятельность детей не только является творческой и взаимодействующей с деятельностью взрослых, но вместе с тем она используется инструментально взрослым обществом. Она утверждает, что дети – не менее активная часть «большого» общества, и основные социальные события на них влияют не меньше, чем на других людей.  Поэтому детство включено в  общество: как верно то, что ребенок становится взрослым, верно и то, что детство существует как часть социальной структуры общества. Один из основных принципов данной концепции заключается в том, что детство и условия жизни детей определяются в основном одним и тем же влиянием экономики, политики и т.д., то есть всего того, что создает структуру взрослой жизни. Макроизменения, происходящие на социальном уровне, связаны с влиянием на возможности и перспективы не только взрослого сообщества, но так же могут быть уместными и для объяснения основных параметров детства.  Предполагается, что общественные изменения влияют на все группы населения, если только не принимаются особые меры по предотвращению этого влияния.    Однако Дж.Квортруп  отмечает: «сказав о том, что общая социальная структура, вероятно, должна иметь фундаментальное отношение ко всем группам населения, мы должны сделать еще один шаг вперед и признать, что эти влияния не обязательно оказывают одинаковое воздействие на различные группы, и, действительно, ряд факторов (например, дневные учебные заведения) будут непосредственно влиять на одни группы и не оказывать сильного влияния на другие»[36].

Таким образом, в основе концепции Дж.Квортруп лежит объяснение феномена детства как важной части социальной структуры общества,  включенной в систему социальных отношений, участвующей в организованных видах деятельности и взаимодействующей с взрослым сообществом.  Поскольку за детством признается  собственная степень активности, важным становится вопрос о зависимости/независимости детства от взрослого сообщества.  Поэтому согласно выбранной методологии исследования  наиболее продуктивными концепциями анализа феномена детства будут концепции Дж.Квортруп и  концепция С.Фриса, представляющие собой сочетание структурного и эволюционистского подходов.

Таким образом, изучение различных  концепций, рассматривающих феномен детства, позволяет выдвинуть следующие положения специфики социологического подхода к  исследованию данного явления:

·        детство в социологии, рассматривается, прежде всего, в рамках эволюционистских концепций, где описывается специфика изменения содержания детства в истории развития общества, а также особенности трансформации  детства в современном обществе;

·         приоритетными концепциями анализа феномена детства согласно выбранной методологии исследования в данной статье признаются концепция Дж.Квортруп – понимание детства как важной части социальной структуры общества, а также   концепция С.Фриса - понимание процесса взросления в пространстве детства как перехода детских практик из состояния зависимости к состоянию независимости, которые представляют собой сочетание структурного и эволюционистского подходов.

В заключении следует отметить, что, акцент в данной статье ставится в большей степени на исследовании детства как социального феномена -  как  структурной формы общества, имеющей свою содержательную специфику, а не на изучении  его роли в системе других поколений. Этот факт объясняется  тем, что, описывая различные социологические подходы к понятию детства, для нас важно определить существующее разнообразие внутри самого изучаемого феномена детства, а не его схожесть, которая неизбежно возникает  при анализе феномена детства в контексте поколений. 

 

Список литературы:

1.      Ариес Ф. Возрасты жизни / Философия и методология истории: сборник статей. М. 1977. 

2.      Демоз Л. Психоистория (Эволюция детства). Ростов -на -Дону. 2000.

3.       Иконникова С.Н. Защитный пояс культуры и стратегия отношения к детству / Дети и старики как группы риска: миссия социальной работы в обществе переходного типа. Сборник статей и материалов международной конференции (15-17 мая 2000). Самара. 2001.

4.      Кон И.С. Ребенок и общество. М.: Наука.1988.

5.      Кураева Л.Г. Детство как социокультурная ценность. Дис. … канд. социол. наук. Саратов. 1995.  

6.      Куруленко Э.А.  Творчество в пространстве культуры детства.  Дис. ... доктора культурол. наук: 24.00.01. Самара. 1999.

7.      Куруленко Э.А.  Историческая эволюция детства. Социокультурный аспект // Вестник СамГУ.  Самара: СамГУ. 1998. №1. 

8.      Куруленко Э.А. Творчество в пространстве культуры детства / Дети и старики как группы риска: миссия социальной работы в обществе переходного типа. Сборник статей и материалов международной конференции (15-17 мая 2000). Самара. 2001. 

9.      Мид М. Культура и мир детства. Избр. произведения.  М.: Наука. 1988.

10.   Молевич Е.Ф. Общая социология. Раздел III. Социальная структура общества. Самара: СамГУ. 1997.

11.  Обухова Л.Ф.  Детская психология: теории, факты, проблемы. М.: Тривола. 1995.  

12.   Омельченко Е.Л.  Молодежные культуры и субкультуры. М.: ИС РАН. 2000. 

13.    Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве мира взрослых. СП б. 2000. 

14.  Щеглова С.Н. Как изучать детство? Социологические методы исследования современных детей и современного детства. М.: ТО ЮНПРЕСС. 2000.

15.  Фрис С. Социология молодежи. Перевод Е.Л. Омельченко / Омельченко Е.Л.  Молодежные культуры и субкультуры. М.: ИС РАН. 2000. 

16.  Эльконин Б.Д. Кризис детства и основания проектирования форм детского развития // Вопросы психологии. 1992. № 3-4.

17.  Boulding E. Children’s Rights and the Wheel of Life. New Jersey: Transaction Book. 1979. 

18.  Davis K. The Child and Social Structure // Journal of Educational Sociology. Vol.14. 

19.  Eisenstadt S. From Generation to Generation. N.Y.: Glencoe.1956.

20.  Frith S. The Sociology of Youth. London: Open University Press.1984.

21.    Garbarino J. Can American Families Afford the Luxury of Children? / Child Welfare. Vol.65. No.2. 

22.  Parsons T. Youth in the Context of American Society / Daedalus. 1962. Vol.91. 

23.  Qvortrup J.  Childhood as a social phenomenon. Budapest, Viena: European Centre for Social Welfare Policy and Research. 1991.

 

 

  

 

 

  

  

 


[1] Обухова Л.Ф.  Детская психология: теории, факты, проблемы. М.: Тривола. 1995.  С.16.

[2] Ариес Ф. Возрасты жизни / Философия и методология истории: сборник статей. М. 1977. С.45

[3] Кон И.С. Ребенок и общество. М.: Наука. 1988. С.40.

[4] Демоз Л. Психоистория (Эволюция детства). Ростов -на -Дону. 2000.

[5] См, например, Мид М. Культура и мир детства. Избр. произведения. М.: Наука. 1988; Mead M. Coming of Age in Samoa. N.Y., 1971; Mead M. Twentieth Century Faith. N.Y., 1972.

[6] См, например, Malinowski B. The Dynamics of Culture Change. New Haven, L. 1946;  Malinowski B.  A Scientific Theory of Culture, and Other Essays. N.Y., I960.;  Малиновский Б. Магия, наука и религия / Магический кристалл. М., 1992.  

[7] Мид М. Культура и мир детства. Избр. произведения.  М.: Наука. 1988. С. 332, 342.

[8] Молевич Е.Ф. Общая социология. Раздел III. Социальная структура общества. Самара: СамГУ. 1997. С.37.

[9] Молевич Е.Ф.  Указ. соч. С.37.

[10] Куруленко Э.А.  Творчество в пространстве культуры детства.  Дис. ... доктора культурол. наук: 24.00.01. Самара. 1999.

[11] Куруленко Э.А.  Историческая эволюция детства. Социокультурный аспект // Вестник СамГУ.  Самара: СамГУ. 1998. №1. С. 53-54.

[12] Куруленко Э.А.  Указ. соч. С.54.

[13] Куруленко Э.А. Творчество в пространстве культуры детства / Дети и старики как группы риска: миссия социальной работы в обществе переходного типа. Сборник статей и материалов международной конференции (15-17 мая 2000). Самара. 2001. С.17-21.

[14]Щеглова С.Н. Как изучать детство? Социологические методы исследования современных детей и современного детства. М.: ТО ЮНПРЕСС. 2000.

[15] Эльконин Б.Д. Кризис детства и основания проектирования форм детского развития // Вопросы психологии. 1992. № 3-4. С.7-13.

[16] Например, поступление в школу.

[17] Frith S. The Sociology of Youth. London: Open University Press.1984.

[18] Фрис С. Социология молодежи. Перевод Е.Л. Омельченко / Омельченко Е.Л.  Молодежные культуры и субкультуры. М.: ИС РАН. 2000. С. 169.

[19] Омельченко Е.Л.  Молодежные культуры и субкультуры. М.: ИС РАН. 2000. С.16-29.

[20] Омельченко Е.Л.  Указ. соч. С.25.

[21] Qvortrup J.  Childhood as a social phenomenon. Budapest, Viena: European Centre for Social Welfare Policy and Research. 1991.

[22] Кураева Л.Г. Детство как социокультурная ценность. Дис. … канд. социол. наук. Саратов. 1995. С. 4.

[23] Davis K. The Child and Social Structure // Journal of Educational Sociology. Vol.14. P.217.

[24] Garbarino J. Can American Families Afford the Luxury of Children? / Child Welfare. Vol.65. No.2. P.120.

[25] Parsons T. Youth in the Context of American Society / Daedalus. 1962. Vol.91. P. 97-123.

[26] Eisenstadt S. From Generation to Generation. N.Y.: Glencoe.1956.

[27] Цит. по: Социология молодежи. СПб.: Изд-во С.- Петербургского университета. 1996. С.113. 

[28] Фрис С. Социология молодежи.  Перевод Омельченко Е.Л. / Омельченко Е.Л. Молодежные культуры и субкультуры. М.: ИС РАН. 2000. С. 174-175.

[29] Boulding E. Children’s Rights and the Wheel of Life. New Jersey: Transaction Book. 1979. P.63.

[30] На наш взгляд,  употребление термина «субкультура» применительно к культуре детства не совсем уместно, поскольку важный признак субкультуры – добровольность ее принятия,  в  данном  случае отсутствует. Однако мы   считаем возможным использовать этот термин в контексте тех концепций, авторы которых  применяют его для характеристики культуры детства, стараясь подчеркнуть определенную степень ее автономности.

[31] Иконникова С.Н. Защитный пояс культуры и стратегия отношения к детству / Дети и старики как группы риска: миссия социальной работы в обществе переходного типа. Сборник статей и материалов международной конференции (15-17 мая 2000). Самара. 2001. С. 15.

[32] Иконникова С.Н.  Указ. соч. С.12.

[33] Кон И.С. Ребенок и общество. М.: Наука.1988.

[34] Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве мира взрослых. СП б. 2000. С.12.

[35] Qvortrup J.  Childhood as a social phenomenon. Budapest, Viena: European Centre for Social Welfare Policy and Research. 1991. P.14.

[36] Qvortrup J.  Childhood as a social phenomenon. Budapest, Viena: European Centre for Social Welfare Policy and Research. 1991. P.15.

Новости Летние школы Семинары Сеть Публикации Библиография