Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Ноябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 6 13 20 27
ВТ 7 14 21 28
СР 1 8 15 22 29
ЧТ 2 9 16 23 30
ПТ 3 10 17 24
СБ 4 11 18 25
ВС 5 12 19 26



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

Цели и задачи проекта


В рамках проекта MYPLACE предстоит выяснить, как формируется социальная вовлеченность молодежи в свете (прошлого, настоящего, будущего) тоталитаризма и популизма в Европе. Необходимо уйти дальше простого сопоставления отдельных национальных «политических культур» или насыщенных классификаций политического наследия (посткоммунизм/либеральная демократия), и сосредоточиться на панъевропейской природе различных радикальных и популистских политических и философских традиций и на их цикличности, а не на новаторской природе их популярности. Эмпирически MYPLACE применяет сочетание инструментариев опросов, интервью и этнографических исследований для того, чтобы получить новейшую панъевропейскую базу данных, в которой будут отображены не только уровни участия, но и запечатлены трактовки, которые молодые люди дают такому участию. Аналитически, с помощью определенного фокуса на «молодежь» и на историческую и культурную контекстуализацию социального вовлечения молодежи, MYPLACE замещает рутинную и зачастую абстрактную итерацию причин молодежного «невовлечения» в политическую жизнь эмпирически насыщенным картографированием молодежных трактовок гражданского и политического пространства, которое они населяют. В политической сфере, MYPLACE идентифицирует препятствия и посредников для освоения молодежью европейской политической арены.

Основной интерес проекта MYPLACE нацелен на современное поколение молодых людей (до 30 лет). Именно это поколение объединено своими практиками взросления в Европе, которая, в первый раз в истории, свободна от правых и левых авторитарных режимов. Они очень мало знают о холодной войне и не испытывают страха связанного с ней, в большинстве своем у них нет предрассудков, тех самых, которые не так давно разделяли Европу, нет и опыта жизни при коммунистическом, фашистском или прочем авторитарном режиме. Наша целевая аудитория, впрочем, уже успела разделить практики проживания во время первого глобального кризиса капитализма в период после второй мировой войны. Более того, давление соответствия и подчинения со стороны авторитарных режимов было замещено индивидуализацией риска (Beck 1986) и принуждением молодых людей конструировать и управлять собственноручно своими «биографиями» (Furlong and Cartmel 1997). В то время пока Европа пыталась справиться с экономическим спадом, структурные условия, в которых подрастало молодое поколение, оказались наиболее уязвимым звеном (особенно в плане трудоустройства). И, понятное дело, что такая ситуация является максимально добротной для ультраправых партий, чтобы начать рекрутинг в свои ряды именно в это время и именно среди молодежи, а по словам Ignazi (2003: 81) такие партии традиционно держатся на молодых людях, которые боятся попасть в список «категории риска», в то время как антиглобализационные движения (по большей своей части антиамериканские и антизападные) оказываются очень привлекательными для молодых людей в тех странах Европы, в которых уже существует недовольство невыполненными обязательствами перемен наступивших после 1989 года.

Почему молодежь позволяет собой манипулировать экстремальным политическим движениям самого разного оттенка остается до сих пор не понятным. Общественное мнение естественным образом подпитывается результатами политических и социальных исследований, которые показывают, что современная молодежь в большинстве своем не интересуется или повернулась спиной к мэйнстримовым политическим течениям. В данном случае будет уместным и показательным привести данные долгосрочного исследования молодежи (14-24) компанией Shell, которое проходило в Германии. 15-ое плановое исследование (2006) показало, что только 39% молодых людей показали свою заинтересованность в политике (в 1984 году показатель был 55%(Shell Deutschland Holding (ed.) 2006)). Такое положение вещей, вместе с тем фактом, что политики экстремального и популистского направления умеют верно воспользоваться современными настроениями молодежи в Европе, доказывает, что новое поколение в особенности попадает под влияние радикальных политических пропаганд. Тем не менее, обратный пример из нескольких «цветных революций», недавно прошедших в странах бывшего советского блока, в равной степени, как и антиглобалистское движение и движения против бедности и войны, показывает, что молодые люди не так уж и политически индифферентны. На самом деле, молодежь может не просто мобилизоваться, но и эффективно согласовывать, организовывать и проводить крупные политические акции без чьей-либо помощи. Молодежь так же активно вовлечена в самые разные гражданские движения (волонтерская работа, клубы по самообразованию, проекты по защите окружающей среды и т.д.), что доказывает, что не так уж они и индифферентны к окружающему их миру, это выражается так же в их субкультурных активностях, многие из которых имеют политический подтекст (антифа, скинхеды, феминисты, панки/DIY).

В рамках проекта MYPLACE мы попытаемся выяснить то, что объединяет и разъединяет молодежные стремления к социальному включению в жизнь современной Европы, в контексте своих интерпретаций региональных и национальных историй в равной степени как и своего восприятие чужих национальных европейских историй. Мы начинаем с понимания того факта, что существует два важных фактора, которые формируют участие молодых людей: разделяемое политическое пространство, на котором экстремальные, радикальные и популистские партии всячески представлены; а так же отсутствие изначального «иммунитета» против их появления, поскольку не было в жизни современной молодежи опыта проживания при авторитарных, националистических или фашистских режимах. MYPLACE находит и определяет уровень реального политического и гражданского участия молодых людей в рамках таких объединяющих контекстов. В рамках проекта мы проведем исследование роли одной из промежуточных переменных; различные политические наследия молодежи в странах участниках. При выборе регионов, в которых будет проводиться исследование, мы не стремились захватить все возможные практики по всей Европе; это невозможно не только потому, что политическое наследие в каждой стране имеет свою специфику, но и даже в регионах этих стран такое наследие разнится. Так же у нас нет цели сосредоточиться на классических примерах фашизма в истории (к примеру, итальянский вариант) или на современных «горячих точках» ультраправого движения (к примеру, на Австрии и Нидерландах). Скорее, MYPLACE ориентирован на исследование в странах процесса генерирования панъевропейского среза практик. Это подразумевает: пост-коммунистическое наследие, внутри которого стоит разделять «аутентичное» Большевистское наследие (Россия), в большей или меньшей степени активное националистическое противостояние советскому режиму (Грузия, Эстония, Латвия), центрально- и восточноевропейские образцы коммунизма и практики фашистского/авторитарного или коммунистического политического наследия (Хорватия, Восточная Германия, Венгрия, Словакия); западноевропейские политические истории, которые включают в себя фашистские периоды (Испания, Португалия, Греция) и национал-социалистические (Германия) режимы, а также страны, в которых в те времена радикальные или экстремальные политические партии оставались на краю или были только отчасти внедрены в большую политическую игру (Великобритания, Финляндия, Дания).

MYPLACE будет руководствоваться существующими научными трудами, в которых поясняются нюансы всех этих запутанных и многогранных историй. Главным фокусом проекта станет понимание ролей столь различных политических наследий и степень их влияния на современную и будущую гражданскую и политическую вовлеченность молодых людей.

Задачи MYPLACE:
- Контекстуализировать гражданское вовлечение в региональные, национальные и Европейские контексты молодежи;
- Картографировать и понять процесс (ре)продукции местного, национального и панъевропейского политического наследия и практик;
- Оценить пристрастия и уровень участия в политических организациях, социальных движениях среди молодых людей в Европе и понять, как эти пристрастия и вовлечения дифференцируются при условиях гендерных различий, этничности, класса и региона проживания;
- Оценить взгляды на легитимные формы политических репрезентаций и действий в рамках контекста различных демократических наследий;
- Картографировать разброс молодежных активностей по всей Европе и описать способы, которыми пользуется молодежь для взаимодействия друг с другом внутри страны и между разными государствами;
- Понять притягательность подхода радикальных, экстремистских или популистских течений для молодежи и их отношение к региональному, национальному и европейскому политическому наследию.