Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 4 11 18 25
ВТ 5 12 19 26
СР 6 13 20 27
ЧТ 7 14 21 28
ПТ 1 8 15 22 29
СБ 2 9 16 23 30
ВС 3 10 17 24



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

От редактора


От редактора

16-18 марта 2007 года в Санкт-Петербурге прошёл международный научный семинар «Экстремизм и ксенофобия в молодёжной среде сквозь призму транснациональных исследований». Его организаторами стали научно-исследовательский центр «Регион» Ульяновского государственного университета и Центр изучения Германии и Европы Санкт-Петербургского государственного университета. В нём приняли участие около 50 исследователей из Абхазии, Казахстана, России, Великобритании, Германии и Финляндии. Самые интересные и дискуссионные выступления вошли в данный сборник. Его название - «Неокончательный анализ: Ксенофобные настроения в молодёжной среде» долго искалось. Прошедший семинар показал, насколько сложной сегодня является проблема ксенофобии, и дать окончательный ответ даже на вопрос о её масштабах практически невозможно. Социальные трансформации последних десятилетий до того размыли границы между «своими» и «чужими», что в обществе постоянно находятся неё новые и новые поводы для размежевания. В сборнике представлены самые разнообразные аспекты ксенофобии: отдельно выделяются её бытовые проявления, а также рассматривается её дискурсивное поле. Последнее и вызывает у социологов самые жаркие споры - каких акторов в лице государства, масс-медиа или некоммерческого сектора нужно учесть, чтобы получить полную и достоверную картину. Прикладные исследования, проведённые участниками семинара буквально по всей стране, свидетельствуют о том, что ксенофобная риторика присуща не только хорошо известным радикальным движениям вроде наци-скиндхедов, она часто проскальзывает и на школьных уроках по истории, и на занятиях по патриотическому воспитанию. Более того, единой позиции на этот счёт нет и у властей. Судя по выступлениям на семинаре, этот вопрос актуален не только для России, но и для других стран, в т.ч. и для развитых европейских, с которых советуется брать пример. Страх перед глобальной террористической угрозой заставляет правительств пересматривать правовые нормы в сторону их ужесточения. Такие реформы, как правило, начинаются с изменения законов о миграции, а, следовательно, и с переопределения прав коренного населения и приезжих. Ещё одной важной задачей семинара являлось понять, какое место ксенофобия занимает в жизни собственно самой молодёжи. С какого рода нетерпимостью ей чаще всего приходится сталкиваться?Какой быает её ответная реакция? И какие практики противодействия ксенофобии молодые вырабатывают сами для себя?

Нынешняя дискуссия вокруг ксенофобии показательна для учёных и тем, что она ещё далека до своего окончания. Призывы к патриотическому воспитанию подрастающего поколения вновь заставили заговорить об особенностях национального самосознания россиян. В подъёме патриотизма многие видят так долго искавшийся путь к консолидации российского общества, его духовно-ценностному единству. Однако многообразие его версий таково, что оказывается трудно не перейти грань между патриотизмом и национализмом. Зачастую даже память о героических эпизодах из прошлого страны служит для оправдания чувства собственного превосходства и пренебрежительного отношения к другим народам. Молодёжь не стоит в стороне от этой дискуссии. Она сама активно выстраивает систему межэтнических отношении, частью заимствующую опыт взрослых, а частью отличную от него. На прошедшем семинаре, пожалуй, впервые чётко прозвучал вопрос о роли молодёжных субкультур в процессах этнических идентификаций. При этом рассматривались не только субкультуры, известные своим националистическим настроем, но и те, которые складываются, например, вокруг музыкальных течений или увлечений реконструкцией исторических событий. По мысли многих выступающих традиционные субкультуры как раз и являются тем механизмом, который позволяет преодолевать этнические разногласия и выстраивать свои повседневные идентификации в совсем иной плоскости. Однако конкретные молодёжные компании, хотя и относятся к низовым формам солидарности, вовсе не так просты и требуют не менее тщательного анализа, чем широкие движения. Неслучайно, вопрос о том, какой человек смог бы стать своим в компании, был ключевым во многих проектах, представленных в сборнике. Полученные на него ответы заставляют констатировать, что не всегда демонстрируемая толерантность подкрепляется реальной готовностью тесно общаться с представителями иной веры или национальности: тусоваться с ними, разделять увлечения, заводить дружеские отношения и т.п. Но интересно и обратное наблюдение о том, что в самой компании этнические и религиозные различия отступают на второй план.

Все участники семинара были едины в том, что сейчас требуются более тонкие методики, позволяющие улавливать все оттенки ксенофобных установок молодёжи. Поэтому в данном сборнике нашли место в основном результаты качественных исследований. Интервью позволили зафиксировать противоречивость суждений информантов по поводу разного рода «чужих». Оказалось, что молодежь весьма избирательно подходит к принятию тех или иных социальных групп и её мнение может быстро меняться в зависимости от каких-либо новых обстоятельств. Её нетерпимость часто продуцируется проблемами, не имеющими на первый взгляд ничего общего с межэтническими отношениями, например, ухудшением ситуации на местном рынке труда, повышением цен и т.п. В ситуации социального недовольства любая этническая группа способна легко стать мишенью для нападок. Отыскать такие внутренние взаимосвязи помогает и междисциплинарный подход, сочетающий в себе социологические наработки с психологическим, филологическим и культурологическим анализом, свидетельствующим о том, что многие из бытующих ксенофобных представлений закреплены едва ли не на архетипическом уровне. Но это же налагает особые требования и к самим исследователям. На страницах сборника нашла продолжение развернувшийся на семинаре разговор о том, какую этическую позицию должен выбрать для себя социолог, занимающейся проблемами ксенофобии. Часто стремление разобраться во взглядах ребят, отстаивающих радикальные точки зрения, воспринимается, в т.ч. и широкой общественностью, как попытка защитить и оправдать их поступки. Поэтому цель данного сборника видится ещё и в том, чтобы показать, какой может быть непредвзятый научный анализ столь сложной и деликатной темы, как ксенофобия.

Сборник состоит из трёх частей. В первой части представлены результаты различных эмпирических исследований, в которых изучаются особенности проявления ксенофобии в современной России. Её открывает обзорная статья Галины Кожевниковой, посвященная основным тенденциям развития радикального национализма у нас в стране. Она останавливается на произошедших в последние годы изменениях в деятельности национал-патриотических организаций, но в тоже время автор подчёркивает, что, к сожалению, повседневным стало использование этнически и религиозно некорректной агитации ив практике ведущих политических партий. Лика Рыгина обращается к культурной составляющей национализма. Она изучает развитие хип-хопа в России, полагая, что это музыкальное направление является очень специфичным с точки зрения представления в нём глобальных и локальных контекстов. Это, в свою очередь, делает хип-хоп открытым для творческих экпериментов, в т.ч. и с использованием национального колорита. Татьяна Барчунова и Наталья Белецкая указывают на милитарные игры как на один из возможных источников формирования ксенофобных настроений среди молодежи. Однако они далеки от голословного утверждения о том, что все игры, а сюда авторы относят очень широкий диапазон, изначально несут в себе заряд агрессии и насилия, приводящий к нетерпимости. Напротив, в субкультуре реконструкторов они видят ярко выраженную мультикультурную направленность и желание её участников освоить традиции различных эпох и народов. Вместе с тем, их опасение вызывает появившаяся мода на патриотические милитарные организации для детей и подростков, в которых сильный национальный акцент заменяет тщательную разработку игры, подговку костюмов, оружия и т.п. Надежда Радина решила обратиться к исследованию опыта пребывания в России иностранцев. Нижний Новгород, в котором она проводила исследование, находится за пределами печального списка, где иностранные студенты подвергались серьезным нападениям, но и здесь они не чувствуют себя в полной безопасности. Надежда Радина приходит к выводу о том, что процесс категоризации себя как потенциальных жертв возникает у приезжих из-за рубежа ещё до реальных столкновений с выпадами экстремистов. Сообщество иностранных студентов является очень сплочённым и по нему быстро передаются новости о тех или иных инцидентах. В сборнике публикуются и статья Татьяны Венедиктовой «О происхождении лиц кавказской национальности». Основываясь на исследованиях американских учёных Элизабет и Стюарт Юэн, она показывает, что основатели современной биологии, а также таких учений, как евгеника, физиомистика и френология, за физический идеал человека брали народы Кавказа. В своих первых классификациях именно от них вёлся отсчёт истории развития всех людей на Земле. На примере этих классификаций Татьяна Венедиктова вскрывает социальные механизмы стереотипизации и показывает неизбежность этих процессов в информационном обществе, своеобразной жертвой которых пали всё те же «лица кавказской национальности».

Исследования центра «Регион» в первой части сборника представлены сразу двумя проектами. О первом из них - «Ксенофобные настроения на фоне нового российского патриотизма» рассказывают Елена Омельченко и Наталья Гончарова. В своей статье они представляют результаты анализа ситуации, сложившейся в Краснодарском крае. Для них молодёжный экстремизм является формой проявления патриотизма, возникшей в условиях определённого ценностного вакуума. По мнению авторов, одной из веских причин развития ксенофобии является стремление молодых к самоуважению. Но, к сожалению, его не всегда удаётся реализовать конструктивным образом, особенно юношам и девушкам из бедных и депривированных семей. В итоге, всё к чему они могут аппелировать в поисках символов гордости - это к своим этническим корням. О национальной гордости пишет и Евгения Лукьянова, разбирая реакцию молодёжи Ульяновска на демонтаж памятника советскому Воину-освободителю в Таллине. В этой истории, а она вызвала необычайно высокий интерес у молодых ульяновцев, последних, прежде всего, задело неумение России защитить свой авторитет. Проведенный опрос показал, что отличительной чертой нынешнего поколения молодежи является потребность в сильном государстве, престиж которого не может быть оспорен ни одной другой страной в мире. Как известно, самое активное участие в акциях протеста против переноса памятника приняли участники движения «Наши». Дискурс-анализу его антифашистской риторики посвящена статья Юсси Лассила. Он находит тексты этого движения весьма противоречивыми вследствие смешения в них, с одной стороны, молодёжного дискурса, а с другой - советского авторитарного стиля изложения. Значение этого смешения автора раскрывает с помощью понятия коммодификации дискурса. Элеонора Шафранская и Сергей Андрейцо затрагивают проблему воспитания патриотизма и толерантности. Элеонора Шафранская, взяв за пример увиденну в метро листовку откровенно ксенофобного содержания, показывает, что используемые в ней лексические приемы традиционны в целом для всего для русского фольклора. Их же эксплуатируют не только авторы анонимных листовок, но и современные писатели, ратующие за возрождение самобытности России. Сергей Андрейцо указывает на особенную важность воспитания толерантности среди будущих юристов. Завершает первую часть сборника статья Юрия Вассермана о формах национальной идентичности студентов. Полагаясь на количественные данные, он заключает, что ряд таких форм, в частности «по крови» и «по вере», способствуют повышению уровня антисемитизма. Но есть и такие формы национальной идентичности (в терминах автора «по языку» и «по гражданству»), которые снижают данный уровень.

Вторая часть сборника отведена под исследования ксенофобии за рубежом. Однако выполнены они преимущественно российскими учёными. Открывает эту часть статья Ольги Аксютиной, представляющую весьма непростое положение эмигрантов в Нидерландах. Автор концентрирует своё внимание в первую очередь на последних изменениях законодательства, продиктованных необходимостью борьбы с терроризмом. Но эта необходимость трактуется властями настолько широко, что, на взгляд Ольги Аксютиной, превращается в настоящий тоталитарный контроль над личностью, делающий нежелательным пребывания в стране не только мигрантов, но и тех, кто выступает против такой политики государства. Илья Тарасов обеспокоен ситуацией в Центрально-Восточной Европе. На её пространствах можно найти всё те же проблемы ксенофобии, что и в России: рост популярности неонацистских организаций, нетерпимое отношение к представителям отдельных народов, их обвинение в экономическом неблагополучии страны и т.п. Этническая напряжённость служит социализационным фоном и для молодежи Казахстана. В этой связи Александр Тесленко рассматривает три модели социализации, приводящие к возникновению совершенно разных национальных идентичностей. Проблема заключается в том, что эти модели изначально предполагают конфликтный сценарий взаимодействия. Например самый распространенный традиционный вариант социализации - аульная молодежь - строится на постколониальном синдроме неполноценности и идеях национал-реваншизма.

Наконец, третья часть сборника носит методологический характер. Юлия Андреева пытается выявить основные уровни измерения ксенофобии и ответить на вопрос, на каком из них она перестаёт быть бытовой, перерастая в упорядоченную и рациональную систему убеждений. С её точки зрения, не достаточно ограничиваться изучением лишь переживаний и чувств по поводу столкновения с теми или иными проявлениями нетерпимости, более важным индикатором служат практики, которые позволяет отличать демонстрируемую толерантность от подлинной. Статьи Хилари Пилкингтон, Елены Омельченко и Альбины Гарифзяновой объединены одним «полем»: они написаны вслед проведению включённого наблюдения компании скинхедов. Все занимавшиеся ей исследователи столкнулись с одними и теми этическими проблемами, которые Хилари Пилкингтон назвала не больше, не меньше дилеммами. Первая из них касается того, как преподносить результаты такого исследования разным аудиториям без пропаганды соответствующих взглядов. Вторая дилемма заключается в том, как в конкретной жизненной ситуации различить бытовую ксенофобию и экстремизм. Елена Омельченко, обобщая опыт того же исследования, указывает на эмоциональную сторону работы исследователя в таком непростом «поле». Она предупреждает о том, что исследователям не избежать конфликта идентичностей. Хотя социологу и предписывается роль своего рода инструмента, но его жизненная, а подчас и гражданская, позиция не может не влиять на «поле». Все перипетии своих переживаний по поводу исследования компании скинхедов рассказывает Альбина Гарифзянова. Тот путь, который ей пришлось пройти, она весьма метко назвала от «глупого социолога до близкого человека». Из этого исследования она вынесла, что этнографическое наблюдение без эмоционального включения невозможно.

Хочется выразить благодарность всем авторам, предоставившим свои статьи в сборник, и выразить им большое спасибо за терпение, с которым они ждали его выхода. Надеемся, что они и не оставят изучение столь трудной темы, как ксенофобия, и в будущем мы увидим продолжение их работ.