Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 4 11 18 25
ВТ 5 12 19 26
СР 6 13 20 27
ЧТ 7 14 21 28
ПТ 1 8 15 22 29
СБ 2 9 16 23 30
ВС 3 10 17 24



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

С. Перфильев. Ульяновская область в избирательных кампаниях 1995 и 1999 годов: сравнительный анализ


В декабре 1995 и 1999 годов ульяновцы избирали депутатов Государственной Думы Российской Федерации и Законодательного Собрания области.

Настоятельная необходимость сравнения хода и итогов этих избирательных кампаний определяется тем обстоятельством, что они являются прелюдией к выборам, имеющим для области решающее значение, - выборам губернатора и мэра региональной столицы, которые проходят годом позже.

Выборы органов законодательной власти федерального и регионального уровней для местных элит («партии власти» и оппозиции) являются прекрасной возможностью помериться силами накануне главной схватки.

Относительная устойчивость избирательного законодательства, практическая неизменность границ избирательных округов делает сравнение указанных избирательных кампаний вполне корректным и значимым для прогнозирования дальнейшего развития политической ситуации в Ульяновской области.


Выборы – 95

Состоявшиеся в декабре 1995 года выборы в Государственную Думу РФ по праву можно назвать первыми относительно демократическими выборами в постсоветской России. Они показательны своей заурядностью, отсутствием в них элемента чрезвычайности. Противостояние политических сил наконец-то удержалось в конституционных рамках. Таким образом, именно эти выборы задали некие рамки (модель) избирательного процесса в постсоветской России. По крайней мере, на ближайшие годы.

Основные «правила игры» на выборах в ГосДуму сложились еще в 1993 году. Единственно значимым нововведением 1995 года стала норма, ограничивающая «центральную» часть списка избирательных объединений и блоков 12 кандидатами. Она требовала разбивать «партийные» списки на региональные группы. Это сделало выборы в Государственную Думу более привлекательными для региональных элит.

В пользу региональных «партий власти» изменилась нарезка одномандатных избирательных округов. В частности, согласно указу Президента РФ Бориса Ельцина, территория Ульяновской области была поделена на два избирательных округа: 180 - Сенгилеевский и 181 - Ульяновский. Номера избирательных округов по Ульяновской области сохранились те же, что и в 1993 году. Количество избирателей в 180 округе равнялось 515965 человек, в 181 - 538966 человек. Примерно такое же количество избирателей было в округах и на прошлых выборах в Федеральное Собрание. Однако на этом сходство с 1993 годом заканчивается, так как реально под старыми номерами сформированы абсолютно новые округа.

В 1993 году 180 избирательный округ состоял из Ленинского и Заволжского районов г. Ульяновска, г. Димитровграда, а также из Мелекесского, Николаевского, Новомалыклинского, Новоспасского, Павловского, Радищевского, Старокулаткинского, Старомайнского, Тереньгульского и Чердаклинского районов Ульяновской области.

В состав 181 избирательного округа входили Засвияжский и Железнодорожный районы областного центра, г. Барыш, Барышский, Базарносызганский, Вешкаймский, Инзенский, Карсунский, Кузоватовский, Майнский, Сенгилеевский, Сурский, Ульяновский и Цильнинский районы области.

Это были округа с равными долями городских и сельских избирателей.

В 1995 году ситуация радикально изменилась. 181 избирательный округ превращается в почти исключительно городской. В него вошли Ленинский, Засвияжский, Железнодорожный и Заволжский районы г. Ульяновска, а также большая часть Ульяновского района области. Недаром этот округ назван Ульяновским.

В 180 Сенгилеевский избирательный округ были включены все сельские районы области (за исключением большей части Ульяновского района). Находящиеся на территории округа города - Димитровград, Инза, Сенгилей, Барыш - не меняли ситуации. Сельское население составило более двух третей всех избирателей округа.

Таким образом, 180 Сенгилеевский округ превратился в «зеленую улицу» для кандидата, которого поддерживала областная администрация. Его преимущество над конкурентами обеспечивалось зависимостью сельских жителей от местной власти, сравнительно низким уровнем образования избирателей, облегчавшим возможность манипуляции, многочисленностью и разбросанностью избирательных участков, что затрудняло осуществление эффективного контроля за ходом выборов. Создание подобных льготных округов былосвоеобразным авансом областным и республиканским элитам со стороны Бориса Ельцина за их лояльность на президентских выборах, предстоявших в июне 1996 года.

В Ульяновской области, где «демократическая общественность» сорвала выборы в Законодательное Собрание области, намечавшиеся на март 1994 года, обладминистрация получила и дополнительный козырь в виде полной свободы при формировании областной избирательной комиссии.


Государственная Дума РФ
Одномандатные округа

В России выбирают не партии, а личности - этот тезис от частого употребления не утрачивает своей справедливости и актуальности. Как следствие, наиболее жаркие баталии развернулись вокруг депутатских мест по одномандатным округам.

Семь кандидатов было зарегистрировано по 180 Сенгилеевскому избирательному округу и десять - по 181 Ульяновскому избирательному округу.

В 180-ом округе явным фаворитом была Екатерина Лахова - лидер фракции «Женщины России» в Государственной Думе РФ. Она выдвинула свою кандидатуру по предложению ульяновского губернатора Юрия Фроловича Горячева. «Благословение» губернатора, пользовавшегося в то время несомненной поддержкой большей части населения области, значило многое. Область была управляема, ибо Горячев сумел сохранить практически нетронутой исполнительную вертикаль власти еще с советских времен. Кандидатура Лаховой устраивала и Кремль. Она - землячка Бориса Ельцина, одно время работавшая его советником.

Шансы остальных кандидатов, зарегистрированных в округе, казались мизерными, а результаты выборов вполне предсказуемыми.

Остроту сюжету могло придать только активное участие коммунистов. При столкновении кандидата от КПРФ и ставленника областной администрации мог бы возникнуть конфликт двух традиционализмов: советского и классического, с ярко выраженным патернализмом. Однако этого не произошло. Ульяновская областная организация КПРФ тогда не пошла на открытую конфронтацию с губернатором, ограничившись поддержкой сопредседателя движения «Офицеры за возрождение Отечества», генерал-майора в отставке Леонида Кожендаева. Осень 1995 года была весною НПСР.

Положение Е. Лаховой в округе неожиданно осложнил сам Юрий Горячев. Точнее, его сверхпопулярность у избирателей.

Расчет на нее привел в 180 Сенгилеевский округ абсолютно фантасмагорическую фигуру - Юрия Алексеевича Горячева. Что, а главное, кого представлял однофамилец и почти полный тезка губернатора, так и осталось тайной. Выдвигался «Моим Отечеством», подавал себя как кандидат от оппозиции, которого якобы поддерживали КПРФ, КРО, «Держава» и «Кедр». Сюда следует добавить работу в международном отделе ЦК КПСС, связь с Горбачев-фондом (во время одной из поездок по области Ю. Горячева сопровождал Виктор Кувалдин - советник Михаила Сергеевича) и руководство Московским Центром межнационального образования и международных проектов. Получается милейший «винегрет». Этого загадочного кандидата-двойника можно смело назвать первой ласточкой черного PR в ульяновской глуши.

Благодаря ему в округе сложилась забавная ситуация. Реально борьбу за место в Государственной Думе РФ вел сам с собой один человек - Юрий Фролович Горячев. Правда, делал он это под двумя псевдонимами: «Екатерина Филипповна Лахова» и «Юрий Алексеевич Горячев». Е. Лахова была для ульяновцев ничто без поддержки губернатора, Ю. Горячев - без его имени и фамилии.

Не случайно по данным массового опроса, проведенного в области НИЦ «Регион» в первой декаде ноября (опрошено 1500 человек по квотной, случайной выборке) в округе лидировали два кандидата - Екатерина Лахова и Юрий Горячев. Разрыв между ними был двукратный. Но далее разоблачение «самозванца» стало одной из главных проблем для областной администрации, сделавшей ставку на лидера «Женщин России».

Несмотря на то, что Юрию Алексеевичу Горячеву удалось набрать 16,7%[1] голосов избирателей округа, титаническая борьба губернатора со своей «тенью» в конечном счете завершилась успехом. Депутатом ГосДумы от 180 Сенгилеевского округа стала Екатерина Лахова, набравшая 34,4% голосов избирателей округа.

Значительную часть голосов избирателей (18,9%) удалось оттянуть Леониду Кожендаеву, фигура которого выгодно совмещала в себе советский и классический традиционализм. Земляк-генерал (Л. Кожендаев - уроженец Сурского района), пользующийся поддержкой КПРФ. Коммунисты, не посмев бросить губернатору «перчатку», все же не стали равнодушно наблюдать, как «рвется к власти» ельцинистка Лахова.

В 181 Ульяновском округе на старте избирательного марафона не было явного фаворита. За исключением заезжего зам. главного редактора «Трудовой России» Бориса Гунько, все кандидаты имели поддержку региональных групп интересов, т.е. были укоренены в местную политическую «почву», что давало не малые шансы на успех.

Однако вскоре стало ясно, что основной сюжет выборов в 181-ом округе определяется противостоянием кандидата от «партии власти» и кандидатов от демократической (точнее либеральной) оппозиции. «Партию власти» представлял управляющий Ульяновским банком Сбербанка России Олег Казаров. Оппозицию - директор Ульяновского областного Дома Детства Вера Махлова и доцент филиала МГУ им М. В. Ломоносова в г. Ульяновске (ныне УлГУ), доктор экономических наук Сергей Светуньков.

Олег Казаров, благодаря поддержке своего старого соратника Юрия Горячава, имел, наряду с Е. Лаховой, приоритетный доступ к областным СМИ. В их распоряжении были ТК «Губернский канал» и самая тиражная газета области «Симбирские губернские ведомости». Кроме того, у Сбербанка в Ульяновске имеется собственная газета «Жизнь и экономика», которая, естественно, не обделяла вниманием своего патрона в ходе избирательнойкампании.

Казаров был самым опытным политическим бойцом среди кандидатов по 181 округу. Второй секретарь обкома КПСС, депутат Верховного Совета РСФСР нескольких созывов, он гениально выбрал линию поведения перед ульяновским избирателем. Не кичился своими успехами в качестве бизнесмена. Наоборот, подчеркивал, что банкиром стал вынуждено. Отчасти по вине самих избирателей, которые предпочли коммунистам Ельцина и демократов. Он - Казаров - всегда был против капитализации страны. Олег Владимирович блестяще справился с амплуа живого Нострадамуса, показав, что все его публичные прогнозы, зафиксированные в записях его выступлений на съездах Верховного Совета РСФСР, о катастрофичности для России курса команды Бориса Ельцина сбылись со 100-процентной точностью. Ход был беспроигрышным, учитывая прокоммунистические настроения значительной части избирателей округа.

Олег Казаров добился поддержки 25,9% избирателей. Это весьма неплохо, если учесть, что коммунистов, помимо него, в округе было еще трое. Двое организованных - Б. Гунько («Коммунисты - Трудовая Россия - За Советский Союз») и Н. Поддубный (КПРФ), а также «самостийный» - Г. Матвеев, который, как говорили в прежние годы, был «красней Кремля». В целом различные вариации на тему «всесильного учения» пленили 44,6% избирателей округа.

Нельзя сказать, что победа далась Олегу Казарову «малой кровью». Помимо конкурентов за обладание коммунистическим электоратом, существенные трудности кандидату от «партии власти» создала ульяновская демократическая газета «Симбирский курьер», которая вела против него активную контрпропагандистскую кампанию. Газета разрабатывала две темы. Первая - покупка бывшим партийным боссом ювелирного магазина в Москве, подальше от глаз наивных ульяновских пенсионеров, о благе которых так печется банкир-коммунист. Вторая - участие Олега Казарова и возглавляемого им банка в финансировании строительства кирпичного завода в поселке Силикатный. Не согласный с мнением газеты банкир обратился в суд. Однако свою задачу по снижению популярности Казарова в ходе выборов газета выполнила.

Этим «Симбирский курьер» оказал немалую помощь В. Махловой и С. Светунькову, которые вели свои кампании в активной, наступательной манере.

Избирательная кампания Веры Махловой поддерживалась организационными и финансовыми возможностями НДР. С ней работала сильная аналитическая группа, ядро которой составляли преподаватели филиала МГУ.

Сергей Светуньков заполнил нишу «ульяновского Явлинского». Молодой экономист, образованный и обаятельный, легко покорил сердца ульяновской интеллигенции, которая впервые за долгие годы увидела на местной политической сцене близкого по духу и жизненному опыту человека.

За кандидатурами В. Махловой и С. Светунькова стояла ульяновская «промпартия» - сложившийся в 1993 году триумвират Лежанкин (генеральный директор УАЗа) - Михайлов (тогда генеральный директор «Авиастара») - Полянсков (ректор фМГУ - УлГУ), вокруг которого постепенно оформилась некоммунистическая оппозиция, активно противодействующая политике областной администрации.

Демократов, как всегда, подвело отсутствие дисциплины и способности к разумному компромиссу. На финише избирательной гонки Сергей Светуньков, занимавший по всем опросам третью позицию, отказался снять кандидатуру в пользу Веры Махловой.

В итоге лидерство О. Казарова осталось неоспоримым. Он стал депутатом Государственной Думы РФ по 181 Ульяновскому избирательному округу. В. Махлову поддержали 14,4% избирателей, С. Светунькова - 11,0%.


«Партийные списки»

Введение в избирательное законодательство норм, ограничивающих представительство москвичей в «партийных списках», сделало выборы в Государственную Думу Российской Федерации по федеральному округу более интересными для провинциального избирателя. Он получил возможность голосовать не за набор абстрактных идеологем, а за живых, понятных ему людей, за «своих». Так, ульяновцы могли отыскать в списках 42 избирательных объединений 28 своих земляков.

Итоги выборов депутатов ГосДумы по общефедеральному округу в Ульяновской области значительно отличаются от российских.

5-процентный барьер в области смогли преодолеть только три избирательных объединения. Это - Коммунистическая партия Российской Федерации, Либерально-демократическая партия России и общественно-политическое движение «Женщины России».

В 1995 году КПРФ на выборах в Государственную Думу Российской Федерации по общефедеральному округу получила 37,1% голосов избирателей области. Это вдвое больше, чем в 1993 году.

Коммунистическая партия Российской Федерации была на прошедших выборах несомненным победителем во всех районах области. В 1993 году она первенствовала лишь в одном. В трех районах области зюгановцы вплотную подошли к отметке 2/3 или «квалифицированному большинству», если воспользоваться парламентской терминологией.

Стремительный рост популярности коммунистов наблюдался не только в сельской местности, но и во всех городах области. Даже в Димитровграде, где сильны традиции либеральной фронды «красному» областному центру, за КПРФ проголосовало вдвое больше избирателей, чем в 1993 году. В то же время доля димитровградцев, голосующих за «Демократический выбор России», снизилась с 17,6% до 3,9%.

Влияние коммунистов в Ульяновской области подтверждалось и тем, что одним из главных лейтмотивов предвыборных программ большинства кандидатов как в Государственную Думу, так и в Законодательное Собрание области был тезис: «Партийного билета я не сжигал (не сдавал, не выбрасывал и т.д., в зависимости от темперамента кандидата)».

В результате КПРФ получила на прошедших выборах в Государственную Думу в Ульяновской области едва ли не вдвое больше голосов, нежели в среднем по России. В соседнем Татарстане сторонники Геннадия Зюганова ограничились 15,4% голосов, в Нижегородской области - 18,6%, в Самарской - 28,2%.

Триумф коммунистов на выборах в Государственную Думу Российской Федерации в 1995 году не ограничился успехом КПРФ. К голосам, полученным зюгановцами, следует добавить 4,8% голосов, которые избиратели области отдали блоку коммунистических радикалов «Коммунисты - Трудовая Россия - За Советский Союз» (По России этот блок получил 4,5% голосов избирателей).

Здесь хочется обратить внимание только на тот факт, что ульяновские коммунисты не только добились впечатляющей общей победы, набрав втрое больше голосов, чем их сильнейший соперник - УРОО ЛДПР, но и стали единственной общественно-политической организацией региона, представитель которой прошел в ГосДуму по партийным спискам. Для А. Кругликова выборы 1995 года стали трамплином в большую политику.

Региональная организация ЛДПР накануне выборов - летом 1995 года - обновила свое руководство. Ее возглавил Александр Балберов - племянник В. Жириновского. С ним мирно прозябавшие ЛДПРовцы обрели второе дыхание: информация об акциях жириновцев замелькала в ульяновских СМИ, в партию пошла молодежь, особенно учащиеся техникумов.

УРОО ЛДПР на выборах в Государственную Думу вела себя достаточно амбициозно. Два кандидата шли по одномандатным округам, трое - А. Балберов, В. Петров (нынешний координатор), А. Кишкинев (генеральный директор АО «Волга») были включены в «список» партии. Расчет был на повторение триумфа двухлетней давности.

Однако власть и конкуренты сделали необходимые выводы. Государственников и оппозиционеров, склонных к демагогии, на выборах 1995 года было в избытке.

В результате ЛДПР растеряла половину голосов, набранных во время выборов 1993 года, но без труда, вопреки предсказаниям недоброжелателей, преодолела 5-процентный барьер.

Дела либерал-демократов в Ульяновской области обстояли несколько лучше, чем в среднем по России. Им удалось сохранить 61% своего электората (1993 год - 21,6%, 1995 - 13,2%). Это позволило А. Кишкеневу пройти в Думу по федеральному округу, заняв в «списке» партии 47 место. Однако спустя некоторое время стало известно о том, что его депутатский мандат был передан адвокату из Йошкар-Олы Леониду Маркелову. Таким образом, ульяновским последователям В. Жириновского так и не довелось изведать вкус победы.

Региональная организация ЛДПР из протопартии превратилась в массовую организацию, но не смогла закрепиться во властной элите ни на федеральном, ни на региональном уровне.

Третьим избирательным объединением, которое на выборах в Государственную Думу РФ в 1995 году преодолело в Ульяновской области 5-процентный барьер, оказалось общественно-политическое движение «Женщины России» (7,8%). У него не было в области четких организационных структур. Скорее, мы имели дело с сотрудничеством между отдельными женскими организациями области и персонально - Екатериной Лаховой. Кипучая энергия и политический опыт лидера парламентской фракции, поддержка областной администрации, способность женских организаций региона к конкретному делу - вот слагаемые необычайного успеха «Женщин России» в Ульяновской области. Число сторонников движения сохранилось здесь практически на уровне прошлых выборов, тогда как в целом по России сократилось почти вдвое. Это поражение превратило российское женское движение в политических маргиналов.

Движение «Наш дом – Россия», созданное как некий аналог канувшей в лету КПСС, получило в Ульяновске поддержку директората, оппозиционного к областной администрации. Председателем регионального отделения НДР стал Юрий Полянсков - один из лидеров «промпартии».

Неудачные экономические реформы не лучший агитатор. Ульяновцы, давно не имевшие в кастрюльке даже тощего цыпленка, вряд ли могли проникнуться идеями Виктора Черномырдина, созерцая упитанных петухов на цветных плакатах. НДР оказалась прибежищем бывшей номенклатуры и тех, кто всегда голосует за власть, какой бы она ни была.

Внеидеологические инструменты воздействия на избирателей региональной организации НДР оказались почти недоступны. Администрация области, которая никогда не была проельцинской, скорее делала вид, что поддерживает НДР, чем помогала ему на самом деле. Формальное присутствие в руководстве регионального отделения движения двух заместителей губернатора А. Павлова и В. Сычева являлось чисто символическим. Отношения Юрия Полянскова с главой администрации области Юрием Горячевым уже тогда были весьма прохладными.

Не получив ожидаемой поддержки от администрации области, Ульяновская региональная организация «Нашего дома» провалилась на выборах. В области движению удалось собрать менее половины голосов от среднероссийского уровня (4,7%).

Администрацию области такой итог вполне устраивал, т.к. не позволял либеральной оппозиции обрести институциональную политическую форму и лишал ее поддержки из Москвы.

Поздняя регистрация УРОО НДР не позволила «промпартии» заявить о себе и на выборах депутатов региональной легистратуры.

В 1995 году организационных структур «Яблока» в Ульяновской области не наблюдалось. Традиционализм не позволяет ульяновцам воспринимать Григория Явлинского как политического тяжеловеса. Он явно не принадлежит к людям власти. Отсюда закономерный результат в 2,9%, что примерно составляет сорок процентов от российского уровня. Ульяновская область - край «неинтеллигентный».

Выборы в Законодательное Собрание

Совмещение выборов в Государственную Думу и в Законодательное Собрание Ульяновской области превратило последние в событие второго плана. Они не вызвали особого ажиотажа ни среди местных элит, ни среди региональных СМИ. Выборы депутатов ЗС в декабре 1995 года по праву можно назвать недооцененными. Отчасти это связано с тем, что в Ульяновской области после разгона Советов осенью 1993 года не существовало органов власти ни на местном, ни на региональном уровне. Это привело к тому, что основные политические группировки и отдельные кандидаты плохо представляли возможности того института власти, за избрание в который они боролись.

В 1994 году ульяновские демократы не единожды пытались оспорить в судебном пордке написанный юристами губернаторской команды Закон «О выборах депутатов Законодательного Собрания Ульяновской области». Они указывали на его несоответствие Конституции РФ и ряду актов федерального законодательства. Борьба шла с переменным успехом. Ее затянувшийся характер указывал на то, что демократы не столько добиваются изменения первоначального варианта областного закона, сколько используют саму тяжбу в качестве предлога для жалоб «наверх» с целью добиться отстранения от власти Юрия Горячева, назначенного на пост губернатора Президентом РФ в сентябре 1991 года. В свою очередь администрацию области возмущало не содержание судебных исков и аппеляций, подаваемых демократами, а сам факт их существования. Областная власть, воспитанная в лучших традициях коммунистической номенклатуры, искренне не могла принять вмешательства в ее законотворческую деятельность со стороны не вышестоящих органов власти, а какой-то «демократической общественности».

После внесения ряда поправок губернаторская команда все же получила возможность провести выборы в ЗС по «своим» правилам. Проиграв «тяжбу», демократы и другие сторонники реформ сделали ставку на выборы в ГосДуму. Они полагали, что в сложившихся условиях только она сможет дать им надежные инструменты давления на Ю. Горячева.

Согласно закону о выборах в ЗС, территория области была разбита на 25 округов, в каждом из которых проживало около 40 тысяч избирателей. 12 округов охватывали территорию г. Ульяновска и ближайших пригородов, 2 - г. Димитровграда. Остальные 11 округов были преимущественно сельскими.

«В 25 избирательных округах было зарегистрировано 116 кандидатов в депутаты, из них - 21 женщина. На день голосования осталось 114 кандидатов, 2 сняли свои кандидатуры с регистрации. 16 кандидатов выдвинуты областной организацией КПРФ, 8 - региональным отделением ЛДПР, 2 - РКРП, 4 - областным комитетом работников малого и среднего бизнеса, 2 - городским и районным отделениями Союза женщин России, 82 кандидата баллотировались как независимые кандидаты»[2].

Среди независимых кандидатов «растворились» трое известных ульяновских демократов и, разумеется, «партия власти» - люди губернатора Ю. Горячева.

В итоге сторонникам Геннадия Зюганова «воздалось по энтузиазму». Они провели в Законодательное Собрание 5 своих кандидатов.

«Партия власти» получила в соответствии с имеющимся административным ресурсом. «Естественным» образом получалось так, что в округах, где явно присутствовали интересы областной администрации, количество кандидатов не превышало трех. Таких округов было девять: восемь сельских и один городской. Последний округ № 15, где выставил свою кандидатуру мэр города Сергей Ермаков, «организовали» в областном центре.

В результате хорошо сделанной «подготовительной работы» областная администрация взяла Законодательное Собрание под свой полный контроль. Его возглавил бывший заместитель губернатора Сергей Рябухин, автоматически ставший и членом Совета Федерации. Люди Горячева стали руководителями важнейших комитетов ЗС.


Влияние «Выборов – 95» на развитие политической ситуации

Несмотря на «штатный» характер избирательной кампании 1995 года, она оказала сильнейшее влияние на политическую обстановку в области и расстановку основных сил.

Во-первых, областная администрация укрепила свои позиции, добившись убедительной победы в наиболее важных для нее «видах спорта»: выборы депутатов ГосДумы по одномандатным округам и выборы депутатов региональной легистратуры.

Неуспешной можно назвать только деятельность администрации по поиску партнеров среди российских политических партий и движений. Региональная организация НДР, которая после поражения ДВР и ПРЕС стала играть роль российской «партии власти», оказалась под контролем местной «промпартии» - реформаторски настроенного директорского корпуса. Команда губернатора взяла УРОО НДР под контроль только в 1996 году, сместив Юрия Полянскова с поста председателя координационного совета и фактически парализовав деятельность данной организации.

Во-вторых, серьезной и самостоятельной политической силой регионального уровня становится местная организация КПРФ. Общероссийская победа коммунистов обрела в Ульяновске конкретные институциональные формы: один депутат Государственной Думы и пять депутатов Законодательного Собрания. Многочисленность коммунистов дополнилась качеством. На глазах ульяновцев, словно птица Феникс из пепла, возникает призрак великой ПАРТИИ.

С этого момента обком КПРФ отказывается от безусловной поддержки любых действий администрации Ю. Горячева и требует установления партнерских отношений.

В третьих, отказ коммунистов от безусловной поддержки областной администрации воспринимается последней как попытка восстановить иерархию обком - облисполком. Ни Ю. Горячева, ни его команду такой поворот событий не устраивает. Они не видят в А. Кругликове первого секретаря ОБКОМА, в КПРФ - ПАРТИЮ. Начинается война обладминистрации на два фронта: против некоммунистической оппозиции, которая постоянно доносит в Москву о коммуноидности «мягкого вхождения в рынок», и против наседающих коммунистов, в речах которых все больше металла и намеков на «генеральную линию».

В четвертых, война областной администрации с обкомом КПРФ заставила часть «красного» электората изменить свое отношение к губернатору. В глазах этих людей правление Ю. Горячева из оправданного способа консервации Советской власти в неблагоприятных политических условиях превратилось в банальный режим личной власти. Это впечатление многократно усилилось с появлением в составе ЗС сына губернатора Олега, которого стали называть «ульяновским принцем».

В пятых, под давлением обладминистрации начинает складываться союз коммунистической и некоммунистической оппозиции. «Красные» и «белые» начинают дружить против общего врага. Этот союз определит политический процесс в области на ближайшие четыре года. В 1996 году его существование непосредственно скажется на ходе и результатах выборов губернатора, городской Думы и мэра Ульяновска. Благодаря поддержке обкома КПРФ, мэром Ульяновска станет выдвиженец местных предпринимательских кругов, бывший глава администрации Ленинского района областного центра Виталий Марусин. Александр Кругликов, получивший из рук некоммунистической оппозиции доступ к СМИ и на крупнейшие предприятия области, займет второе место на губернаторских выборах, отстав от Ю. Горячева менее, чем на 9%, в Ульяновске ему даже удастся переиграть губернатора.

Успехи лево-правой оппозиции станут основой противостояния властей области и региональной столицы, которое длится по сей день.


Выборы - 99

Осенью 1999 года подходила к концу эпоха Бориса Ельцина. Страна устала от Президента и тихо маялась, ожидая его ухода. Соратники в нетерпении приступили к дележу наследства, но появление на политической сцене молодого премьера с цепким гэбэшным взглядом подморозило ситуацию. Выборы прошли без превращения в вооруженное выяснение отношений.

Правила избирательных ристалищ в целом остались без изменений. Введенная в законодательство норма о допуске к участию в выборах политических организаций, зарегистрированных за год до их начала, освободило избирателя от необходимости выслушивать за свой счет благоглупости политических маргиналов.

Серьезное влияние на ход выборов оказало появление возможности регистрации кандидата в депутаты путем внесения денежного залога. На региональном уровне эта норма существенно ограничила влияние исполнительной власти на ход выборов.

Смягчив политические нравы, это новшество не сделало данную избирательную кампанию несравнимой с предыдущей.

В Ульяновской области характер избирательной кампании 1999 года определялся противостоянием объединенной лево-правой оппозиции и областной администрации, опирающейся на агрономенклатуру.


Государственная Дума
Одномандатные округа

Выборы в одномандатных округах были предметом острого интереса и со стороны «партии власти» и со стороны оппозиции. Первая в случае победы надеялась сохранить сложившийся в 1995 году status quo, вторая надеялась развить успех 1996 года (областного и городского масштаба) на федеральном и региональном уровнях.

Приоритетность выборов в Государственную Думу РФ по одномандатным округам для областной администрации обусловлено тем, что Ю. Горячев не имеет прочных связей с какими-либо политическими и финансово-промышленными группировками на федеральном уровне. Павел Бородин, игравший ранее, по слухам, роль губернаторской федеральной «крыши», после ухода Б. Ельцина не имеет прежнего влияния и возможностей.

Продвижение лояльных депутатов-одномандатников для Ю. Горячева стало едва ли не единственным способом обеспечить лоббирование своих интересов в Государственной Думе.

В ситуации противостояния с левыми и правыми именно появление независимых депутатов ГосДумы являлось ахиллесовой пятой администрации, не имевшей поддержки в центре. Горячеву необходимо было выиграть эти выборы, что бы не выиграл противник, который немедленно начнет использовать рычаги давления, имеющиеся в руках федеральной власти. Наглядным примером этого являлись неоднократные обращения Александра Кругликова в Счетную Палату.

История с Олегом Казаровым, перешедшим в стан коммунистической оппозиции, сужала границы поиска возможных кандидатур только теми, кто принципиально не может превратиться в самостоятельную политическую фигуру на региональном уровне.

В 180 Сенгилеевском округе обладминистрация пошла проторенным путем. Задолго до выборов «на царство» стал подыскиваться перспективный «варяг». Таковым обладминистрации представлялся руководитель аналитического управления Совета Федерации Сергей Глазьев - один из самых известных российских экономистов. Старый вариант - с Е. Лаховой - исчерпал себя. Возможно, Екатерина Филипповна, после выборов 1995 года переставшая быть главой парламентской фракции, разочаровала Юрия Фроловича. Возможно, он ее, после неубедительной победы на губернаторских выборах 1996 года.

Сергей Глазьев был хорош для обладминистрации по ряду причин. Во-первых, и это главное, он не стал бы играть в политику на региональном уровне. Во-вторых, С. Глазьев - фигура, близкая к Егору Строеву. В-третьих, его влиятельность стремительно увеличивалась вместе с ростом значимости Совета Федерации при Президенте, постоянно «работающем с документами». В-четвертых, Сергей Глазьев, по общему признанию, - незаурядный экономист, отстаивающий существенную роль государства в рыночной экономике. Он мог бы серьезно усилить концептуальную сторону политики губернатора, который придерживается близких взглядов. И наконец, близкий к коммунистам кандидат, «варяг» выбил бы козыри из рук обкома КПРФ в борьбе за симпатизирующего «красным» ульяновского избирателя.

Блестящий замысел губернатора погубило именно последнее обстоятельство - близость Сергея Глазьева к коммунистам. Когда летом перед ним встал выбор: «поиск удачи в одномандатном округе» или верное место в списке КПРФ, он предпочел последнее. О том, чтобы выбор был именно таким, позаботились местные коммунисты во главе с Александром Кругликовым.

После ухода С. Глазьева ситуация в округе начала развиваться почти стихийно.

Всего в нем было зарегистрировано 7 кандидатов, среди них Александр Кругликов, который действовал в рамках единого плана коммунистов извести «горячевщину» под корень, т.е. выбить в ходе выборов в Государственную Думу и Законодательное Собрание всех значимых кандидатов от областной администрации. В отсутствии Сергея Глазьва лидер региональной КПРФ смотрелся в округе безусловным фаворитом, т.к. был самым известным из кандидатов и обладал богатым опытом политической борьбы.

В сложившейся ситуации «партия власти» обратилась к «скамейке запасных». Началась интенсивная раскрутка кандидата от «Отечества»[3], директора СПК им. Крупской Анатолия Голубкова, хотя первоначально выдвижение этого «покорного хозяйственника» областной администрацией не приветствовалось[4].

При отсутствии выбора пришлось его поддержать. В противном случае губернатор, готовивший округ под Глазьева, собственноручно бы постелил Александру Кругликову «красную дорожку» до депутатского кресла. Это могло стать для лидера коммунистов невероятным развитием успеха 1996 года и прологом к победе над Ю. Горячевым в декабре 2000 года. «Сдачу» села, а с ним - собственного кресла, губернатор допустить не мог. На помощь не очень-то нужному А. Голубкову были брошены все имеющиеся ресурсы. Кругликова в духе времени «мочили» как и где могли. Так, избирательная комиссия округа столь въедливо проверяла списки в его поддержку, что заставила депутата-коммуниста зарегистрироваться, внеся денежный залог. Жалобы первого секретаря обкома КПРФ на подручных бывшего первого секретаря обкома КПСС разбирались ЦИК и судами различной инстанции.

Помимо областной администрации, против Александра Кругликова была сама специфика округа. Основную часть избирателей в нем составляют сельские жители. Для них доцент и кандидат исторических наук Кругликов – «чужак», а Голубков – «свой», обычный колхозный председатель. Не мог лидер ульяновских коммунистов рассчитывать и на голоса жителей Димитровграда, известного своими симпатиями к демократам. Для них Кругликов – «красный», а Голубков – «белый».

В итоге Анатолий Голубков одержал победу с солидным отрывом. «За» него – 47,1% голосов избирателей, «за» Кругликова – 24,0%[5]. Однако на протяжении нескольких месяцев лидер коммунистов был «страшным сном» губернатора и его команды.

В 181 Ульяновском округе, где было 10 кандидатов, областная администрация имела дело с двумя серьезными противниками - действующим депутатом от этого округа Олегом Казаровым, которого поддерживала региональная организация КПРФ, и ректором УлГУ Юрием Полянсковым, который опирался на оппозиционный губернатору директорский корпус.

Против них был выставлен генерал-майор Вадим Орлов - начальник Ульяновского гарнизона, командир 31 воздушно-десантной бригады, депутат Законодательного Собрания области. Генерал опирался не только на административный ресурс губернаторской команды, но и пользовался поддержкой независимого профсоюза военнослужащих. Но, главное, на В. Орлова работала победно развивавшаяся в ту пору вторая чеченская кампания. Критика боевого генерала была невозможной, т.к. воспринималась обществом как клевета на воюющую армию.

Наиболее сложным было положение в округе Олега Казарова, т.к. ему предстояло не только обещать, но отчитываться перед избирателями округа. Кроме того, обладминистрацией он воспринимался в качестве основной угрозы для В. Орлова, и поэтому против него предпринимались жесткие действия со стороны окружной избирательной комиссии.

Олегу Казарову дважды отказывали в регистрации в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы РФ по 181-ому округу. Избирком счел предоставленные им сведения об имуществе и доходах недостоверными. О. Казарову инкриминировалось два факта. Во-первых, он не указал около четырех тысяч рублей своего дохода. Во-вторых, не указал наличие в собственности квартиры общей площадью более семидесяти кв. метров. Первую претензию Казаров счел несправедливой, т.к. эти деньги были ему начислены, но не выплачены. Вторая явилась результатом неточности. Депутат в разделе «недвижимое имущество» указал, что ему вместе с женой принадлежит квартира общей площадью более ста семидесяти кв. м. На самом деле такой не существует, а есть две квартиры одна - более 70 кв. м., другая - 100 кв. м., по разным адресам. Однако О. Казаров указал только один адрес. Можно ли это было отнести к разряду «существенных нарушений», вопрос спорный. Во всяком случае, Олега Казарова с этими сведениями зарегистрировал ЦИК в качестве кандидата по партийным спискам КПРФ, а также избирательная комиссия 19 Засвияжского округа по выборам в Законодательное Собрание Ульяновской области.

После двух отказов за три недели до дня голосования ЦИК своим решением заставил окружную комиссию зарегистрировать Олега Казарова в качестве кандидата в депутаты, но его избирательная кампания была скомкана.

Главным противником Ю. Полянскова стала его низкая известность среди избирателей. Ректора УлГУ знала интеллигенция, часть работников моторного завода, где он начинал свою трудовую биографию, студенты и их родители, политическая и деловая элита региона. Но эта известность не того масштаба, которая необходима для победы на выборах. Кроме того, ректор УлГУ не обладал навыками, необходимыми для публичного политика. Он учился по ходу кампании на собственных ошибках. Серьезной помехой для Ю. Полянскова было также наличие в округе большого числа незначительных кандидатов, близких ему по программным установкам. Появление некоторых из них было делом рук губернаторской команды, другие честно боролись «за идеи» или просто решали свои проблемы, используя популярную риторику. Электорат, на который мог рассчитывать лидер некоммунистической оппозиции, «растаскивался».

Отношения команды Юрия Полянскова с региональным и федеральным «Отечеством», от которого он выдвигался, развивались по нисходящей.

В начале избирательной кампании штаб кандидата был озадачен тем, как «присоединить» его к Евгению Примакову, в конце всех мучило сомнение: развешивать или нет плакаты с фотографией двух академиков. Не потопит ли «якорь» «корабль»? К тому времени«Отечество» из потенциальной «партии власти» стало стремительно превращаться в группу политических маргиналов, элементарно неспособных осуществлять выплаты, необходимые для функционирования региональных отделений. Дело дошло до публичного скандала, когда ведущий телепрограммы «Говорит и показывает ЛДПР» Юрий Коган заплатил за «коллег» одному из студентов, работавших сборщиком подписей в «Отечестве».

Как реальный претендент на победу в округе, ректор Ю. Полянсков стал объектом черного PR. Прогубернаторские СМИ сатанизировали его не меньше, чем пропрезидентские - Лужкова и Примакова. Инкриминировались строительство дома, увеличение количества платных студентов и коррупция в УлГУ, использование служебного положения в личных целях. Нападки на университет подвигли штаб Полянскова на организацию единственной массовой акции протеста в ходе нынешних выборов - митинга и пикета студентов и преподавателей «В защиту чести и достоинства УлГУ!», которая прошла 9-10 декабря. В подготовке и проведении акции активное участие принимали студенческий и преподавательский профкомы университета.

Эта акция не переломила негативных для ректора УлГУ тенденций. В ходе избирательной гонки все опросы общественного мнения, проведенные НИЦ «Регион», фиксировали не менее чем 5-процентное отставание Ю. Полянскова от В. Орлова.

В «сухом остатке» выборов «за» В. Орлова – 21,7% голосов избирателей, «за» О. Казарова – 15,9%, «за» Ю.Полянскова – 13,8%.

Таким образом, областной администрации удалось сохранить контроль за обоими местами депутатов ГосДумы по одномандатным округам.


Партийные списки

Предчувствие близкого конца ельцинской эпохи во многом предопределило исход выборов в Государственную Думу РФ по партийным спискам. Удача сопутствовала если не новым лицам, то новым именам.

Как и во всей России, в Ульяновской области существенного успеха добились «Единство», «Отечество» и Союз Правых Сил.

«Единство» до окончания выборов не имело в области официально зарегистрированных структур. Однако это не помешало инициативной группе, созданной на базе местного управления МЧС, вести активную агитационную работу. Ее характер был достаточно примитивен и сводился к распространению присылаемых из Москвы материалов. В офисе, который снимала инициативная группа «медведей», царила атмосфера дружеской тусовки (все знали всех), что в принципе типично для периода становления любой политической организации. Голоса, полученные «Единством» в Ульяновской области (23,4%), естественно, были обеспечены не деятельностью группы прозелитов, а магией имени В. Путина и активной промывкой мозгов, осуществлявшейся по двум основным каналам центрального телевидения. Поэтому результат мало чем отличался от общероссийского (23,9%).

«Отечество» под руководством профсоюзной команды Виктора Служивого вынуждено было бороться не столько за голоса избирателей, сколько против областной администрации, стремившейся не допустить появления в регионе еще одной (в дополнение к КПРФ) неконтролируемой политической организации. Это обстоятельство и влияние местных структур КПРФ на левый электорат ограничило результат лужковцев 9,3% голосов ульяновских избирателей (по России - 11,98%).

Самой большой неожиданностью выборов в Ульяновской области стали 7,3% голосов, отданных за СПС избирателями региона, который не без оснований относят к «красному поясу». В областном центре за «правых» проголосовало - 10,4% избирателей.

Указанная «странность» скорее объясняется не резким «поправением» ульяновского избирателя, а ростом неприятия политики областной администрации. Борис Немцов - один из лидеров СПС - всегда рассматривался как символический антипод Юрия Горячева. В пользу этой версии говорит и опрос городского населения области, проведенного НИЦ «Регион» в мае 2000 (1000 человек старше 18 лет, выборка квотная, маршрутная, общая ошибка 3-5 процентов). По его результатам, Б. Немцов в глазах ульяновцев выступает реальной альтернативой Ю. Горячеву на предстоящих выборах. Местные политики, оппозиционные региональной «партии власти», имеют значительно более низкий рейтинг.

Прошедшие выборы в очередной раз вдвое сократили электорат ЛДПР. За четыре года он уменьшился с 13,2% до 6,1%. Данное обстоятельство засталяет предположить, что это последние выборы ЛДПР. В 2003 году жириновцы, вероятнее всего, останутся застенами Государственной Думы.

Отсутствие лидера, способного всерьез претендовать на президентский пост, заставляет «Яблоко» балансировать на границе с политической маргиналией. Во всяком случае, прошедшие выборы показали, что в Ульяновской области эта партия может стабильно рассчитывать только на три процента голосов (в 1995 г. - 2,9%, в 1999 г. - 3,1%).

Канули в политическое небытие НДР и «Женщины России».

Из политических старожилов сохранила свое влияние в регионе только КПРФ. Зюгановцы по-прежнему первенствуют в области. За них голосует 32,7% избирателей (в России - 24,6%). Впечатляющие результаты ульяновских коммунистов на выборах позволили им сохранить место депутата Государственной Думы от КПРФ. Им вновь стал Александр Кругликов.


Законодательное собрание

За четыре года существования Законодательного Собрания Ульяновской области его значение сумели по достоинству оценить и «партия власти», и оппозиция. Достаточно вспомнить баталии вокруг распределения областного бюджета между территориальными единицами.

Манкировать выборы в ЗС никто более не собирался, даже из идейных соображений.

За место депутата Законодательного Собрания области в 25 округах боролся 141 кандидат. Из политических партий наибольший интерес к ним проявили КПРФ, которая выдвинула 19 человек, и «Отечество»- 15 человек. На стадии регистрации коммунисты потеряли 3 кандидатов, лужковцы - 8.

Наиболее опытные политические бойцы местной организации КПРФ А. Кругликов и О. Казаров не только участвовали в выборах депутатов Государственной Думы по одномандатным округам и партийным спискам, но и попытались лишить депутатских мандатов руководство Законодательного Собрания.

Александр Кругликов в 3 Сурском округе противостоял председателю ЗС Сергею Рябухину, а Олег Казаров в 19 Засвияжском округе - первому заместителю Рябухина Евгению Головко. Выбить того и другого для коммунистов было делом принципа. С. Рябухин для них - один из столпов «горячевщины», а Е. Головко - ренегат, перебежавший на сторону противника (в 1995 году он стал депутатом при поддержке КПРФ, но позднее не поддержал линию обкома на конфронтацию с областной администрацией). Планам коммунистов не суждено было сбыться. А. Кругликов проиграл С. Рябухину с более, чем двукратным разрывом («за» первого - 25,1% голосов избирателей, «за» второго - 63,7%)[6]. Выборы в 19-ом округе признаны несостоявшимися, потому что «против всех» проголосовало больше избирателей, чем «за» любого из кандидатов.

Впрочем, ход этих выборов показал, что формальная партийная принадлежность кандидата играла в выборах минимальную роль.

Кандидат, имевший серьезные намерения и реальные шансы на успех представлял не партию, а определенную группу региональных интересов. Наиболее наглядно это проявилось в публикации различных списков на страницах печатных СМИ.

Почин был положен прогубернаторским политическим таблоидом «Симбирские губернские вести». В спецвыпуске от 8 декабря ярлык «самый чистый депутат» был навешен на 24 кандидатов в ЗС. Каждому читателю дано было понять, кого именно в каждом из округов областная администрация не хотела бы видеть в качестве победителя.

Следующие списки появились в номере «Симбирских губернских ведомостей» от 16 декабря. Число их увеличилось до трех: «список народа», «список «Cемьи» и «список Марусина». В основу первого легла публикация в «Симбирских губернских вестях», которой был придан обратный смысл: те, кто плох для обладминистрации - хороши для народа. Кроме того, в этот список было добавлено семь новых фамилий и исключены восемь старых. Во втором перечислены все ставленники губернатора в каждом из округов[7]. В третьем названы те, кого поддерживал ульяновский мэр.

Последний список - «список читателей «Симбирских известий» - появился в номере этой газеты от 16 декабря. Он состоял из 12 кандидатур по избирательным округам, расположенным на территории областного центра.

Всего в упомянутые списки было внесено 80 кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Ульяновской области. Эти люди были кому-то нужны или кому-то мешали. Остальных кандидатов можно смело отнести к разряду абсолютно независимых.

По итогам выборов в 11 округах, которые находятся за пределами г. Ульяновска, победили кандидаты, включенные в список «семьи». Еще один кандидат семьи прошел по ульяновскому округу. Победили пятеро кандидатов из списка народа: врач, генеральный директор АПК, коммунист и два действующих офицера ФСБ. А так же двое независимых: генеральный директор АО «Витязь» и второй секретарь обкома КПРФ. В шести из двенадцати ульяновских округов выборы были признаны несостоявшимися, т. к. «против всех» проголосовало больше избирателей, чем «за» любого из кандидатов.

Это, пожалуй, главный результат прошедших выборов. Такого недоверия и к власти (областной, городской), и к оппозиции (коммунистической, некоммунистической) ульяновцы никогда прежде не демонстрировали. Причем явка на выборы осталась типичной для области: около 70%.

Законодательное Собрание, исходя из результатов выборов, вновь находится под контролем областной администрации. Пост председателя сохранил за собой Сергей Рябухин. Люди из «списка «Семьи» возглавляют четыре комитета из пяти. В нем 19 депутатов. Не изменили соотношения сил в Законодательном Собрании и повторные выборы, прошедшие 18 июня 2000 года. Они вновь признаны несостоявшимися во всех шести округах, на этот раз из-за низкой явки избирателей.


Значение «Выборов-99» в ближайшей политической перспективе

Итоги прошедших выборов позволяют сказать, что в области сохранился политический status quo, сложившийся в 1995 - 1996 году. Ни «партия власти», ни оппозиция (левая и правая) не смогли серьезно потеснить своих конкурентов.

В то же время политическая ситуация в стране существенно изменилась. Причем скорее в пользу оппозиции, нежели региональной «партии власти». Это явилось результатом парламентских и президентских выборов, а также образования федеральных округов.

Равновесие сил в области при абсолютном доминировании Кремля в стране подтолкнет оппозицию к более радикальным действиям. Для нее настал момент пойти в «последний и решительный бой». Это сделает предстоящие выборы бескомпромиссными, до жестокости. Сработает принцип «все или ничего».

Выборы депутатов Государственной Думы в одномандатных округах сыграли для оппозиции роль своеобразных primaries перед губернаторскими выборами. Всем стало очевидно, что ни один из местных политиков, как левых, так и правых, не в состоянии выиграть выборы у Ю. Горячева и его команды. Единственной реальной альтернативой ему может стать раскрученный «тяжеловес федерального уровня». Исход губернаторских выборов 2000 года будет обусловлен способностью лево-правой оппозиции найти такого человека и заинтересовать перспективами, вытекающими из завоевания поста губернатора Ульяновской области.

Реализация этой возможности во многом будет обусловлена сохранением союза между левой и правой оппозицией, основы которого были заложены после выборов 1995 года и который сохранялся в избирательных кампаниях 1996 и 1999 годов. Принципиальное значение будет иметь пакетная договоренность по кандидатурам главы администрации области и мэра Ульяновска, подобная той, которая существовала в 1996 году и учитывала интересы как коммунистов, так и либералов.

Неблагоприятная для областной администрации «внешняя обстановка» заставит ее искать способы дискредитации оппонентов в глазах администрации Поволжского федерального округа и Кремля с целью отсечения оппозиции от неконтролируемых административных ресурсов. Поток компромата и использование других приемов из арсенала черных PRщиков выйдет на качественно новый уровень.

Смещение на осень - начало зимы 2000 года выборов губернатора, депутатов ЗС по шести округам, депутатов городской Думы и мэра региональной столицы, а также органов местного самоуправления других территориальных единиц области остро ставит вопрос о достаточности у противников финансовых ресурсов. Возможно, что обе стороны будут заинтересованы в провале второстепенных выборов. К ним, по давней русской традиции, следует отнести выборы в законодательные органы власти.

В связи с этим вероятен перенос довыборов депутатов ЗС и выборов депутатов городской Думы г. Ульяновска на 2001 год, т. е. на время, когда будут решены главные вопросы: о губернаторе и мэре.

  1. Здесь и далее итоги выборов депутатов Государственной Думы РФ, состоявшихся 19 декабря 1995 г., в процентах даны по расчетам автора, которые произведены на основе данных, представленных в «Вестнике центральной избирательной комиссии Российской Федерации» за 1996 г. № 1, 3, 4.
  2. Выборы органов государственной власти Ульяновской области 1995 - 1996 гг. Электоральная статистика. - Ульяновск, 1997, с. 2.
  3. Подробнее о всех перипетиях избирательной кампании данного избирательного объединения см.: Перфильев С.А. «Отечество» - нам Царское Село? или Второе пришествие ульяновских профсоюзов в большую политику / Провинциальный город на пороге перемен. - Ульяновск, Издательство «Средневолжского научного центра», 2000, с. 28-48.
  4. Интервью с Кругликовым А. Л. от 24 января 2000 г.
  5. Здесь и далее итоги выборов депутатов Государственной Думы РФ, состоявшихся 19 декабря 1995 г., в процентах даны по расчетам автора, которые произведены на основе данных, представленных в «Вестнике центральной избирательной комиссии Российской Федерации» за 2000 г. № 1.
  6. Здесь и далее итоги выборов представлены по данным, опубликованных в «Результаты выборов депутатов Законодательного Собрания Ульяновской области второго созыва» // Симбирские губернские вести. - Ульяновск, 1999, 25 декабря, №11, с. 3.
  7. Термин «Семья» активно использовался оппозиционными политиками и СМИ для обозначения Ю. Горячева и его команды по известной аналогии с Б. Ельциным и его ближним кругом.