Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Ноябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 6 13 20 27
ВТ 7 14 21 28
СР 1 8 15 22 29
ЧТ 2 9 16 23 30
ПТ 3 10 17 24
СБ 4 11 18 25
ВС 5 12 19 26



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

С. Перфильев, Д. Филатов. Армия — хорошая школа жизни, которую лучше пройти заочно? Провинциальная российская молодежь о всеобщей воинской повинности


Провинциальная российская молодежь о всеобщей воинской повинности

«… все хотят, чтобы армия была хорошая, но никто не хочет идти туда» (Миша, 20 лет, 2)[1].

В последнее десятилетие Вооруженные Силы (сокращенно - ВС) постоянно находятся в фокусе пристального и большей частью недоброжелательного внимания СМИ и общественности. Поражение СССР в холодной войне с особой остротой поставило вопрос об эффективности гигантской военной машины, созданной коммунистами. Беднеющая Россия все настойчивее требует от военных отчета об использовании колоссальных средств, идущих на содержание армии. Постоянное и безуспешное участие российских солдат и офицеров в различного рода локальных конфликтах превратило ВС в пугало для молодых людей и их родителей. Вопросы военного строительства стали практически значимы для каждой российской семьи.

Весной 2000 года социологи ульяновского научно-исследовательского центра «Регион» провели серию фокус-групп и индивидуальных глубинных интервью с представителями молодежи Казани, Нижнего Новгорода, Ульяновска по проблемам безопасности[2]. Результаты проведенного исследования показали, что в молодежной среде особенно остро дискутируется проблема существования в России всеобщей воинской повинности.

Стало очевидным, что споры о судьбе ВС идут в рамках определенного культурного контекста, обусловленного российской (в том числе советской) историей.

Россия воспринимается молодежью как изначально милитаризированная страна Армия играла огромную роль в жизни страны во все исторические периоды: досоветский, советский и постсоветский. «Возвращаясь к самым истокам нашего государства, сразу вспоминается князь Донской, Александр Невский и все такое прочее. Тогда армия защищала от набегов кочевников. … Советская армия в ходе второй мировой войны показала всему миру, что Советский Союз… – это страна, с которой можно вести какие-то общие дела» (Наташа, 21 год, 8). В новейшей истории России, по мнению молодых людей, именно армия определила ход событий в августе 1991 г. и октябре 1993 г.

Столь значительная роль ВС в жизни общества не вызывает негативной реакции молодых россиян. Во-первых, «это привычка» (Женя, военнослужащий, 22), во-вторых, Вооруженные Силы, особенно после военной акции НАТО в Югославии, воспринимаются как единственный гарант национальной безопасности, в-третьих, армия обеспечивает России имидж великой державы.

Поэтому практически все группы молодежи, за исключением «призывников», негативно относятся к сокращению российских ВС. «Мое мнение насчет разоружения: это они зря, потому что яркий пример того, как Гитлер поступил с Россией. Они сначала заключили мирный договор, и потом через неделю он взял и напал на Россию… А сейчас еще хотят разоружения. И что делать будем? Опять кулаками, тарелками и сковородками что ли?» (Тоня, 16 лет, 10).

Несмотря на то, что невозможность существования России без сильной армии является общим местом в рассуждениях молодежи по проблемам безопасности, респонденты сами фиксируют интересное противоречие в сознании молодых россиян: « … все хотят, чтобы армия была хорошая, но никто не хочет идти туда» (Миша, 20 лет, 2), особенно мужчины призывного возраста.

Результаты исследования показывают всю противоречивость установок молодежи по отношению к карьере военного, всеобщей воинской повинности, альтернативной службе и привлечению женщин к службе в рядах ВС.


Отношение к карьере военного

Отношение молодежи к карьере военного далеко от однозначного. Особая разница во мнениях сложилась между взглядами призывников, молодых парней, большинство из которых стоит сейчас перед выбором жизненного пути, и военных, которые свой выбор уже сделали и, судя по всему, им довольны. Знания молодежи о службе основываются на информации, полученной из СМИ и от друзей и знакомых, проходивших службу в армии. Сведения, которыми располагают военные, взяты из собственной жизни.

Говоря о карьере военнослужащего, респонденты практически не различают силовые структуры России. Для молодежи Вооруженные Силы - это и армия, и милиция, и ФСБ и МЧС. Одновременно говорят о кадровых военных и о военнослужащих срочной службы.

В то же время молодые люди четко различают два периода в истории Вооруженных Сил страны - советский и постсоветский. Они - предмет постоянных сравнений.

Обсуждая вопросы, связанные с карьерой военного, участники дискуссий приходят к единодушному мнению, что во времена СССР служба в армии была более престижной, а карьера профессионального военного - более привлекательной.

Как отмечают многие респонденты, быть современным военным более опасно, чем офицером советской армии. «Сейчас карьера военного не привлекает. Если только убрать риск, но тогда это уже не военный» (Адель, призывник, 19). Сильное воздействие на молодежь оказывают последние события в Чечне. Многие призывники не рассматривают карьеру военного как приемлемую только из-за боязни быть отправленным в горячую точку: «Нет, ну идти в армию, не зная, куда тебя пошлют там, не спрашивая, кем ты хочешь быть. Меня это не устраивает…» (Андрей, призывник, 3). У молодежи появилось ощущение, что, попадая в армию «… ты становишься мясом пушечным» (Александр, призывник, 3).

Все респонденты указывают на плохое финансирование российской армии. «В армии всю жизнь служить и ничего за это не получить, - я считаю, что это ни к чему» (Олег, призывник, 3). Более того, среди молодых военных бытует устойчивое мнение о том, что государство не оказывает им достаточного внимания. Вследствие этого, они перестают испытывать чувство долга перед государством, чувство ответственности. «Мне кажется, нет личной заинтересованности, не материальный аспект, а какой-то внутренний, тот же самый патриотизм, мне кажется, он отсутствует» (Дмитрий, военнослужащий, 9).

Современное российское государство практически никак не заботится о судьбе своих защитников после окончания службы. Бывших военных ожидает «… призрачная перспектива. После сокращения не востребован со своей специальностью, то есть теряешь лет десять» (Павел, отслуживший, 20).

Указанные факторы отталкивают молодых людей от выбора профессии военного в современной России.

Некоторых молодых людей от выбора карьеры военного останавливает то, что ВС – это совершенно другой образ жизни, когда принадлежишь не себе, а армии. «Не люблю, когда мной командуют» (Алексей, призывник, 12). Высказанные сомнения не означают, что современная молодежь готова «поставить крест» на Вооруженных Силах Российской Федерации.

В военной карьере существуют и особенности, которые делают ее привлекательной для молодежи.

По мнению респондентов, не смотря ни на что, у народа сохранилось особое уважение к военному человеку, потому что «он защищает Родину» (Ольга, 18 лет, 16). Бедственное положение российской армии рассматривается большинством как временное. «Служба кадрового военного всегда престижна, как ни крути» (Леша, призывник, 12).

Положительным фактором в выборе профессии военного многие молодые люди называли существование военной романтики. «У меня было желание стать военным… Привлекало, например, сидеть в какой-нибудь суперкрутой машине и стрелять там по всем. Но чтобы знать, что тебя там не достанут» (Семен, призывник, 6). Особо сильным это чувство бывает в подростковом возрасте, когда практически каждый юноша и каждая девушка мечтают стать военным или идти работать в милицию.

Молодые офицеры и призывники едины во мнении о том, что привлекательность Вооруженных Сил в немалой степени обусловлена возможностью быстрого продвижения по службе, «…если есть возможность получить полковника к 28-ми годам, почему бы его не получить?» (Леша, призывник, 12).

Некоторые респонденты указывают, что семейное воспитание служит причиной выбора военной карьеры. Особенно важно мнение родителей, которые имеют личный опыт военной службы. В таких ситуациях молодой человек часто идет по стопам отца: «Чисто психологически, когда отец-военный говорит, да я всю жизнь военный, у нас все предки военные» (Алексей, призывник, 6).

Часть респондентов карьера военного привлекает «сама по себе». К. Ясперс назвал бы это «зовом экзистенции», т. к. молодые люди не могут объяснить причины выбора данной профессии, аргументируя свое решение лишь каким-то непреодолимым желанием стать военным. «Я хотел стать десантником, ну натура у меня такая» (Андрей, призывник, 3).

Таким образом, можно сказать, что отношение провинциальной российской молодежи к военной карьере носит сугубо рациональный характер. Военные перестали быть предметом всеобщего обожания и гордости. Каждый строит индивидуальную модель отношения к данной профессии, опираясь прежде всего на свои знания и жизненный опыт.

Совершенно иным является отношение молодых людей к всеобщей воинской повинности.


Отношение к всеобщей воинской повинности

Прохождение всеобщей воинской повинности сейчас за редким исключением воспринимается «как обязанность», бессмысленная и обременительная. Для молодых людей вопрос срочной службы является очень болезненной темой. Большинство из них не «горят» желанием идти в армию «Сейчас другое поколение…, молодежь не такая, как раньше, никто не хочет идти в армию, сейчас от армии большинство косят» (Дмитрий, 17 лет, 7). Многие респонденты говорят о том, что среди их знакомых молодых людей все меньше идут служить, предпочитая работу или учебу.

Провинциальная молодежь настроена против всеобщей воинской повинности. Общее мнение всех групп: служить должны те, кто хочет, не надо никого заставлять, каждый должен сам сознательно выбирать, чем он будет заниматься.

Несмотря на признаваемую всеми непривлекательность всеобщей воинской повинности и существующую в обществе тенденцию «уклонения», большинство респондентов рассматривает службу в армии как определенную школу жизни для мужчины. «Это нужный опыт, там укрепляется характер, оттуда приходят мужественными» (Алексей, 15 лет, 10). Особенно на такой точке зрения настаивают прошедшие срочную службу. Они отмечают, что в результате службы в армии выработали такие человеческие качества, как самостоятельность, дисциплинированность, коллективизм. Научились действовать в критических ситуациях. Отношение к дедовщине у отслуживших тоже иное, чем у молодежи призывного возраста. Многие из прошедших воинскую службу считают, что «дедовщины в армии нет, многое зависит от отношения офицерского состава» (Миша и Женя, отслужившие, 14), «дедовщина есть только в «мирных» войсках, ее нет среди воевавших» (Павел, 30 лет, 20), «дедовщина – нормальное явление, когда старшие учат младших, дедовщина как передача опыта» (Леша, отслуживший, 21).

Совершенно противоположное мнение у призывников. Дедовщина – одна из основных причин, по которой они отказываются от прохождения военной службы, всячески стараются от нее «откосить». В доказательство своей правоты призывники часто пересказывают различные газетные статьи и рассказы друзей об издевательства в армии. «Что касается сегодняшней армии, это просто дедовщина, торговля первогодками. Известны случаи, что деды, т.е. это те, кто в армии уже более одного года, по контракту служат два года, просто продают первогодков как бы в рабство. Генералы и прапорщики тоже оказывают давление на новобранцев, т.е. заставляют делать унизительную работу». «Ну, вот у меня брат двоюродный служит, то, что он там пишет, – это еще слабенько, не так издеваются, но та же дедовщина. Вот из-за нее в основном сейчас, по-моему, и косят все. Люди боятся просто. Не могут за себя постоять, например» (Олег, призывник, 3).

Многие молодые женщины отмечают, что современная армия (особенно дедовщина и ведение боевых действий) сильно ломает психику солдат срочной службы. «После того, как он увидел эти войны, эти убийства, он может спокойно убить человека здесь, в мирное время, ему ничего не стоит» (Света, 16 лет, 10). С мнением женщин соглашаются и остальные респонденты. Практически каждый, у кого есть только что демобилизовавшиеся знакомые, отмечал сильные изменения, произошедшие в характере человека за время службы. «У меня сосед с Чечни вернулся, теперь всех собакой травит и смеется стоит…» (Семен, призывник, 6).

Еще одна причина, по которой у современной молодежи нет желания служить, – плохое материальное положение военнослужащих. Многие призывники, аргументируя свою точку зрения, говорят об очень плохом питании в армии и явно недостаточном довольствии (в месяц солдат срочной службы получает от 18-ти до 40 рублей). «Друг у меня там три года назад был. Идут они на полигон на 2 недели, дают им паек. То есть на 2 недели маленькая такая баночка каши, хлебушек. Конечно, там не так кормят, как мама его кормила. Его не кормят там. Он получал 18 с чем-то рублей. Ну, что он купит на 18 рублей? Ничего» (Аня, 17 лет, 7). Как следствие такого положения распространяется мнение, что «в армии … перспектив нет пока» (Олег, призывник, 3). Больше всех материальное положение армии беспокоит самих военных. Очень часто высказывалось мнение, что государство забыло о своих защитниках и занято сейчас чем-то другим. «Государство как бы стало намного меньше обращать внимание на армию. Армия, как и страна, стала беспородистой» (Александр, призывник, 3).

Респонденты говорят об отсутствии какой-либо общей цели, идеи службы, ради которой многие с гордостью служили в армии СССР. Это обусловлено все возрастающей имущественной дифференциацией современного российского общества. «Если раньше было что защищать, то сейчас «увы» и «ах». Думай, не думай, а что защищать? Оставшееся, что еще не разворовали? Непонятно…» (Гуля, 25 лет, 21). В этих словах выразилось существование социальной пропасти между теми, кто защищает и кого защищают. Немалое значение играет и презрение к властвующей элите, которое разделяется всеми группами молодежи, включая военных. «Есть понятие Родины … Есть чуждое такое понятие, как это наше правительство… Государство … я буду защищать, но не наше правительство…» (Сергей, военнослужащий, 15).

Призывники не хотят идти в армию «просто так», неизвестно ради чего и «…патриотический дух, которым всегда славилась Россия…, он загасает постепенно» (Настя, 19 лет, 16). Многие разделяют мнение «нападут – я буду защищать. А так вот, мучиться в этих неимоверных условиях казармы, в антисанитарных условиях, со всеми этими проблемами - никто не хочет…» (Татьяна, 21 год, 8).

Указанные причины приводят к тому, что большинство призывников стараются избежать службы в армии, «закосить» от нее. «Я не против армии как таковой. Я мужчина, я должен защищать свою Родину, но… Но создайте мне условия! Гарантируйте мне, что меня там не изобьют в первый же день: молодежь, зелененький; не пошлют, хотя по закону о воинской обязанности они не имеют права раньше, чем через полгода, когда я пройду специальную подготовку, послать в Чечню, в какие-то другие военные конфликты. А сейчас ведь как – без разбору всех! … Проблема дедовщины… Беспредел идет, к сожалению. Прежде всего, я чувствую свой личный страх» (Семен, 22 года, 8).

Распространенным и самым престижным способом «закосить» от армии является поступление в среднее специальное учебное заведение или вуз. «По-моему, кто скрывается, еще что-то, это вообще не серьезно. Лучше поступить нормально, учиться и все» (Александр, призывник, 3). Однако такой вариант дает лишь временную отсрочку от службы, и проблема армии опять встает перед выпускниками через некоторое время. По мнению призывников, «если идти в армию после окончания вуза или после получения диплома о среднем специальном образовании, то по окончании службы многие знания и умения будут утеряны, так как в армии они, скорее всего, не будут востребованы» (Андрей, призывник, 3). Но некоторые плюсы после окончания учебы молодые специалисты все-таки получают: параллельно с учебой призывник может закончить обучение на военной кафедре и пойти в армию офицером. «Если идти в армию в должности младшего лейтенанта (после военной кафедры), то удастся избежать дедовщины в армии» (Леша, призывник, 12). Однако такие привилегии ожидают не всех, многие молодые люди вынуждены искать другие варианты «закосить» от призыва. «Покрутились как-то, каждый по-своему. Повезло, не попали. Дело лично каждого, идти в армию или не идти» (Рафаэль, призывник, 6).

Уклонение от призыва давно приобрело массовый характер[3] и способы «откосить» от армии вполне открыто обсуждаются в молодежной среде. «В моем училище с ребятами я пообщался. Из моего возраста никто не хочет служить в армии, вот солдатами идти – никто! Все, вот с ними так вот разговариваешь. Все здоровые. Как начинаются дела в военкомате, так приносят такие вот справки, что он вообще должен умереть там через неделю, и таких справок горы» (Александр, призывник, 6).

Призывники, собирающиеся идти сегодня в армию, делают это явно без настроения. Они с нежеланием говорят о своем решении, объясняя выбор службы своим долгом. «Если человек косит от армии, то это уже потенциальный предатель своей Родины» (Олег, призывник, 3). Возможно, такое оправдание часто необходимо потому, что «у некоторых просто нет возможности откосить от армии» (Александр, призывник, 3).

Массовое стремление призывников уклониться от службы в армии практически не вызывает осуждения у молодежи. Даже отслужившие срочную службу относятся к данному явлению равнодушно. У них нет ощущения, что «отслужил за себя и за того парня» (Глеб, Дмитрий, Игорь, отслужившие, 11). Как несправедливость это воспринимается только во время службы. «В армии думаешь: «Вот на гражданке - закосил!» После армии – спокойно» (Глеб, отслуживший, 11).

Интересно, что против всеобщей воинской повинности выступает большинство молодых офицеров. По их мнению, призыв выгоден кому угодно, но только не Вооруженным Силам. Возможно, от сохранения этого института выигрывает общество в целом, которое использует армию как традиционный институт социализации юношей. Здесь человек «берется за ум» (Рафаэль, военнослужащий, 22). Призывники при определенной изворотливости также могут использовать данную систему. Например, поступив в военное училище, одновременно «убить двух зайцев» - отслужить срочную в относительно комфортных условиях и бесплатно получить гражданское высшее образование. Призывники, особенно нынешние, среди которых с каждым днем все больше представителей неимущих и малообразованных социальных групп, не в состоянии обеспечивать боеготовность армии на должном уровне. «У меня в роте были люди, которые три класса только закончили. Они писать не умеют. Крестик ставят вместо росписи. Есть такие у нас. Это может показаться диким, но это есть» (Карим, военнослужащий, И10).

Результаты исследования еще раз подтвердили, что у российской молодежи сформировалась прочная отрицательная установка по отношению к всеобщей воинской повинности. Мнение о ненужности, более того, бессмысленности призыва разделяется всеми группами молодежи.

Реальный выход из сложившейся ситуации большинство респондентов видит в переходе армии на контрактную основу комплектования личного состава.


Профессиональная армия

Создание профессиональной армии рассматривается молодежью как давно назревшая необходимость. Самую горячую поддержку эта идея получила в группах призывников. «Должна быть армия чисто профессиональной, и все. Это желание каждого» (Рафаэль, призывник, 6).

Одним из аргументов в пользу перехода от всеобщей воинской повинности к службе по контракту является соответствие нового принципа комплектации армии общему направлению модернизации российского общества. «Контрактники - это более демократично» (Алсу, 17 лет, 18). В этом случае молодому человеку предоставляется свобода выбора жизненного пути. Военная служба - лишь один из равно приемлемых для общества вариантов.

Комплектация по контракту также обеспечит высокий уровень профессионализма военнослужащих и лучшую оплату их труда. «Солдат должен быть профессионалом… солдат не должен быть пушечным мясом. Он должен конкретно осознавать, зачем он пришел служить, что он в случае войны будет делать. А не так, что два года нужно оттрубить, потому что он обязан это сделать» (Алексей, отслуживший, 17). Солдата-контрактника нельзя будет использовать как бесплатную рабочую силу в интересах государства или отдельных офицеров.

Переход к профессиональной армии решит наболевшую проблему службы в «горячих точках». «На Кавказ пусть едут контрактники. Призывники, полгода проходит, но они же еще не готовы совершенно. Контрактник пять лет учился, ему еще 25 лет служить, пускай едет. Контрактник, он знал, на что шел» (Алена, 16 лет, 7).

Молодые офицеры считают, что отмена всеобщей воинской повинности решит проблему «дедовщины», которая будоражит общество последние 10 лет. Она «отпадет сама собой» (Руслан, военнослужащий, 15).

Служба по контракту решает не только армейские, но и социальные проблемы. В частности, профессиональная армия - это источник дополнительных рабочих мест. «Сделав это у нас, мы бы могли избавиться от нескольких процентов безработицы и остаточно много проблем решить этим» (Иван, 15 лет, 10).

Полезность перехода к профессиональной армии признается абсолютным большинством респондентов, но то же самое большинство указывает на невозможность реализовать этот переход в настоящее время из-за финансовой слабости российского государства. У страны попросту нет денег на профессиональную армию. «Сейчас офицеру …, который ведет работы с личным составом, не хватает денег, чтоб прожить, снять жилье» (Руслан, военнослужащий, 15). Профессиональный военный, принимавший участие в вооруженных конфликтах, тем более не пойдет служить за мизерную зарплату.

Кадровые военные обращают особое внимание на то, что комплектование ВС по контрактному принципу и профессиональная армия - это далеко не одно и тоже. Профессиональной армии должен соответствовать профессиональный отбор в нее. Профессиональный военный не просто служит за деньги, а видит в своей службе призвание, смысл собственного существования. «Надо определить, что такое профессионализм. Если служба по контракту считается профессионализмом, то это совсем другое. Я служил с контрактниками, знаю, кто это такие. Это бывшие трактористы, которые воровали все подряд, потом пришли к нам и весь парк вынесли» (Вадим, военнослужащий, 9)[4]. Следовательно, чтобы получить хорошую профессиональную армию, надо не только прилично платить людям за службу, но и тратить немалые деньги на их обучение, создать в ВС систему профессионального роста для рядовых и сержантов (Валера, Дмитрий, военнослужащие, 9).

Значительное число респондентов высказывает сомнение в достаточности для России небольшой профессиональной армии в связи с ее неспособностью предотвратить все имеющиеся военные угрозы. «В случае большой войны профессионалы сдержат первый удар, а дальше? Их ведь выбьют в любом случае, методично, планомерно. А если человек вообще не имеет понятия, с какой стороны за автомат держаться, то потом мобилизуй, не мобилизуй, мы армию не наберем» (Дмитрий, военнослужащий, 9). По мнению молодых офицеров, переход к профессиональной армии должен сопровождаться созданием службы резервистов, аналогичной той, которая существует в США. Формированию такого резерва может способствовать введение военного обучения в гражданских вузах, где «должны быть годичные курсы, может быть, годичные с полевым выходом, чтобы показать технику, научить держать оружие, чтобы человек был немного обученным» (Андрей 1, военнослужащий, 9). Необходимость сохранения тех или иных видов военной подготовки для мужского населения разделяется и другими группами молодежи.

В ходе дискуссий молодежь приходила к однозначному выводу о том, что «чисто профессиональная армия невозможна фактически» (Евгений, 22 года, 2). Поэтому наиболее приемлемыми для современной России являются ВС, которые комплектуются на основе двух принципов: контракта и всеобщей воинской повинности. Части, где служат призывники, не должны привлекаться к участию в локальных конфликтах. Это - удел профессионалов. Постепенное движение России к профессиональной армии будет осуществляться по мере технического прогресса и финансового оздоровления государства.

Тем не менее, существуют и крайние мнения, одно из которых настаивает на немедленном введении альтернативной службы, другое говорит о необходимости введения обязательной службы для женщин.


Альтернативная служба

Мнения, высказанные по этому вопросу, были диаметрально противоположными. Некоторые впервые услышали об альтернативной службе. Нашлись сторонники и противники ее введения. Примерно половина респондентов высказалась против принятия закона об альтернативной службе, считая этот вариант приемлемым только в крайнем случае. Их аргументы – возможное увеличение сроков службы, отсутствие заработной платы на время альтернативной службы. К тому же «само по себе создание такой службы отошло уже от закона. Если сказали служить, то надо идти служить…» (Олег, призывник, 3). Интересно, что девушки 18-22 лет дружно высказывались против альтернативной службы, аргументируя это тем, что альтернативная служба не формирует воинских навыков: «…война, вам надо идти действительно защищать, а вы ничего не можете. И что?» (Настя, 19 лет, 16).

Сторонники закона об альтернативной службе говорят о том, что он позволит молодежи не брать в руки оружие вопреки своим убеждениям, а их противники говорят, что это может превратиться в «повальное бедствие», когда никто не захочет идти на обычную службу. Тем более что сегодня большинство призывников озабочены поисками любых возможностей «откосить».

Для того, чтобы прошедшие альтернативную службу имели представление о ведении боевых действий, предлагалось ввести в учебных заведениях начальную военную подготовку (сокращенно НВП) в качестве обязательного предмета.

Высказывалось мнение, что альтернативная служба избавит армию от опасного балласта. Ведь если молодые люди не хотят служить, то толку от них в армии будет немного, а, возможно, будет только вред. Нежелание такого призывника служить, его негативное настроение может распространиться на остальных солдат и деморализовать отряд. Тем более некоторым не позволяют нести полноценную воинскую службу их убеждения. «Ну, вот эти вот всякие набожные дурачки, они как бы во вред. Вот если, допустим, конфликт какой-нибудь военный, если приходится брать в руки оружие и отстреливаться там, а кто-нибудь из-за того, что его религия запрещает там делать это, он просто подведет и себя, и других людей, так что пусть лучше служит на альтернативной» (Андрей, призывник, 3).

В целом идея введения альтернативной службы выступает одним из проявлений анти-армейских настроений в среде российской молодежи.


Всеобщая воинская повинность для женщин

В ходе фокус-групп дважды высказывалась идея введения обязательной воинской службы для женщин. В одном случае это обосновывалось борьбой женщин за равные с мужчинами права. В другом - позитивным историческим примером: «Израильская армия показала, что срочная служба для женщин тоже не помешает… Это нисколько не вредит армии. Израильская армия - одна из сильнейших в мире» (Андрей 1, военнослужащий, 9).

Молодые офицеры единодушно высказываются об исключительно благотворном влиянии женщин на армию, во многом исходя из личного опыта. По их мнению, это «в какой-то степени мужское население подстегнуло бы, меньше стало бы «уклонистов» (Дмитрий, военнослужащий, 9). Кроме того, присутствие женщины смягчает межличностные отношения в ВС. К женщине относятся «как к гражданке. Их даже ругают более мягко, чем нас. Пытаются не кричать и говорить по-русски» (Женя, военнослужащий, 22).

Оптимизм кадровых военных разделяют и сами молодые женщины. Часть из них готова нести воинскую службу лично: «мне хочется, мне нравится, я просто восхищаюсь армией» (Аня, 17 лет, 7), «я хотела бы пойти в морфлот, юнгой на корабль» (Айсылу, 17 лет, 18). Большинство же полагает, что необходимо предоставить возможность служить в ВС тем женщинам, которые хотят этого. Но ни в коем случае не следует вводить обязательную воинскую повинность для девушек. В этом их поддерживает и абсолютное большинство молодых мужчин.

Очевидно, что отношение молодежи к такому радикальному предложению, как введение призыва девушек на срочную военную службу, весьма прохладное. Его реализация не добавит Вооруженным Силам популярности у российской молодежи и, следовательно, не решит проблем комплектования армии. Девушки, несомненно, имеют больше оснований уклоняться от призыва, чем юноши.

Подводя итоги, следует отметить, что российская молодежь демонстрирует противоречивость своих установок по отношению к воинской службе. В ее сознании явным образом сталкиваются конхронический и синхронические пласты. В первом случае доминируют установки из коллективного российского и советского бессознательного с их культом «человека с ружьем». Во втором – проявляется индивидуализм, характерный для современных россиян.

Из прошлого идет уважение к армии, признание ее атрибутом государственного бытия России, из сегодняшнего дня - стремление добиться сочетания личных интересов и общественных обязанностей.

Большинство молодых людей признает отсутствие у России средств на профессиональную армию, но не готово признать вытекающую отсюда обязанность служить по призыву. Противоречивость установок провинциальной российской молодежи порождает в ее сознании такой фантом как «невоюющая армия», т. е. «Зарница»[5], зачем-то снабженная настоящим вооружением. Молодежь признает за армией статус института, совершающего обряд инициации (переход из мальчиков в мужчины, из детей во взрослые), но не столь кровавым способом, как сегодня.

Традиционное (российское, советское) отношение к армии сохраняется только у молодых офицеров, большей частью потомственных военных. Они называют себя «детьми Советского Союза» и ощущают себя «последними из могикан», вслед за которыми в жизнь вступают «курсанты «поколения pepsi».

  1. Здесь и далее по тексту ссылка на респондентов делается следующим образом: имя, возраст или отношение к воинской службе, номер фокус-группы или интервью.
  2. «Восприятие молодежью вопросов безопасности и гражданства в России, Германии и Соединеном Королевстве» (ESRC, L 134 25 1045, 1999-2000 гг., руководитель - доктор Стив Вебер). В рамках проекта проведено 24 фокус-группы, в каждом городе по семь (в Ульяновске - 10 , три из которых пилотажные). Участники основных фокус-групп отбирались по следующим критериям: 1) молодежь 15 -17 лет; 2) молодежь 18 - 22 лет; 3) молодежь 23 - 27 лет; 4) молодежь 28-30 лет; 5) призывники 16 - 20 лет; 6) отслужившие срочную службу 20 - 30 лет; 7) военнослужащие - молодые офицеры 23 - 30 лет. Кроме того, было проведено 19 индивидуальных интервью с участниками фокус-групп или дополнительно привлеченными лицами с целью более подробного изучения отдельных вопросов.
  3. См.: Серебрянников В., Дерюгин Ю. Социология армии. М.: ИСПИ РАН, 1996, с. 217.
  4. На то, что контрактники не прибавили российской армии профессионализма, указывают и результаты других социологических исследований. Например, см.: Серебрянников В., Дерюгин Ю. Социология армии. М.: ИСПИ РАН, 1996, с. 207-223. Авторы, в частности, указывают, что контрактниками становятся выходцы из самых обездоленных слоев, та часть молодежи, которая не может приспособиться к новым экономическим условиям. Зачастую, именно контрактники становятся носителями негативных традиций в ВС.
  5. Детская военно-спортивная игра советской эпохи.