Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 4 11 18 25
ВТ 5 12 19 26
СР 6 13 20 27
ЧТ 7 14 21 28
ПТ 1 8 15 22 29
СБ 2 9 16 23 30
ВС 3 10 17 24



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

Ж. Караганова. Поволжский региональный семинар «Жизненный путь социолога: образование, практика, карьера»


В 1997 году НИЦ «Регион» при поддержке Фонда Сороса «Институт Открытое общество»  организовал и провел Поволжский региональный семинар «Жизненный путь социолога: образование, практика, карьера». В нем приняли участие исследователь Центра Восточно-европейских исследований Бирмингемского Университета (Великобритания) доктор Хилари Пилкингтон, ведущие социологи России, руководители и научные сотрудники социологических центров и исследовательских групп. Ульяновск, Казань, Саратов, Самара, Уфа – неполный перечень городов, ученые из которых приняли участие в дискуссиях, посвященных проблемам оптимизации структур социологических служб, поиску новых путей повышения эффективности функционирования этих институтов, а также обсуждению насущных вопросов региональных исследователей.

Каждый рабочий день научно-практического семинара включал проведение «круглого стола», посвященного следующим темам:

  1. Роль и место региональных исследовательских групп (РИГ) в системе социологического образования в провинциальных вузах России:
    • подготовка социолога-исследователя в провинциальном вузе;
    • особенности образовательных программ социологических специальностей;
    • основные направления специализации социологов;
    • проблемы развития учебно-методической базы подготовки социологов;
    • социологическое образование в контексте деятельности РИГ.
  2. Проблемы организации и работы региональных исследовательских групп:
    • общественное мнение как фактор работы РИГ, образ социологии и социолога в провинции;
    • организационная культура, принципы внутренней организации РИГ;
    • взаимодействие региональных социологических служб и создание сети обмена информацией;
    • количественные и качественные методы - особенности применения при проведении социологических исследований в провинции;
    •  установка респондентов по отношению к социологическим опросам;
    • проблема доверия исследователю.
  3. Жизненный путь современного социолога: образование и карьера.
    • особенности образовательных программ подготовки социологов в современной России и проблемы адаптации молодого социолога к практической деятельности;
    • перспективы дипломированого социолога на рынке труда;
    • кто он, «современный российский социолог» (социально-демографический портрет исследователя).

Содержательную часть семинара условно можно поделить на доклады участников и дискуссии последних по отдельным аспектам. Обсуждаемые вопросы, как подготовленные к выступлению, так и возникающие в процессе семинаров, позволили обнаружить круг проблем, который оказался общезначимым для представителей социологических специальностей вообще, независимо от их местонахождения, организационной структуры и других параметров исследовательской группы.

Как общим, так и частным проблемам было посвящено общение за «круглым столом». Ряд докладов касался проблемы организационной структуры исследовательских центров. В частности, с работой своих исследовательских групп присутствующих ознакомили Хилари Пилкингтон (Бирмингем), А. Л. Салагаев (кафедра государственного управления и социологии КГТУ, Казань), И. М. Козина (ИСИТО, Самара), Е. В. Леготин (Башкирский государственный университет, г.Уфа), С. А. Перфильев (НИЦ «Регион», Ульяновск). Данная тема вызвала оживленную дискуссию, итоги которой были подведены Е. Л. Омельченко.


Исследовательская группа и корпоративная культура
Елена Омельченко

В каждой организации существуют свои формы взаимоотношений, принципы выстраивания иерархии, системы поощрений или наказаний, то есть свой стиль корпоративной культуры. Как правило, он является результатом приспособления к внешней среде. Этот стиль, каким бы своеобразным он ни был, помогает нам выжить в сложной ситуации отсутствия целевого финансирования. Особенностью нашей исследовательской группы является ее многофункциональность: в одно и то же время специалист, член нашего коллектива, может руководить проектом, выполнять аналитическую работу, транскрибировать интервью, проводить фокус-группы, то есть играть сразу несколько ролей. С одной стороны, это развивает в каждом специалисте универсальность, с другой – делает каждого практически незаменимым. Тонких и профессиональных исследователей (социологов) по пределению мало, не только в нашем центре, но и вообще, поскольку это «штучный товар». Поэтому каждый член коллектива невероятно ценен. Задача же руководителя в этой ситуации – в пропорциональном и тонком распределении всех видов работ между всеми «профи». Одна из серьезных проблем – это затрудненность выстраивания организационных иерархий, руководитель также «играет» на общем поле, он должен быть включен в исследовательские практики, обычное (менеджерское) руководство здесь практически невозможно. Скорее всего, он похож на главного режиссера театра, но не на «нормального» администратора. Система поощрения в подобном коллективе также отличается своеобразием. Более значимыми, чем в обычном «бизнес-центре», оказываются моральные и психологические мотивы. Ценность и значимость каждого должна находить подтверждение не только во внешней академической среде, но и внутри своего коллектива. Эта задача сложна тем, что «особые отношения» нужно уметь также распределять в равных долях, поскольку все (или большинство коллектива) реально равноценны. Иначе говоря, формальная и неформальная структура находятся в постоянном взаимопроникновении, границы между ними подвижны, что создает подчас серьезные проблемы не только для рукводителя, но и для исследователей. Еще одна проблема – это неравнозначность заказов и, соотвественно, проектов. Одни из них более материально выгодны, другие делаются практически бесплатно, но важны для престижа и поддержания статуса организации. При отсутствии ясного плана-графика (хотя бы на год), распределение проектов между исследователями превращается в сложную задачу. В этой ситуации требуется особая изобретательность для поддержания более или менее равного материального вознаграждения для исследователей с равным статусом в организации. Часто приходится с «выгодных» проектов доплачивать за «статусные», то есть фактически воспроизводить систему внутренних дотаций. В принципе в нашем центре практически все относятся к этому с пониманием, однако проблема существует. Одни чувствуют, что их «кормят», другие чувствуют, что они «кормят», хотя уровень работы одинаково профессиональный. Ну и, наконец, болезненная проблема практически всех таких центров, как наш, – это «поля». Проводить или не проводить поля для «Центра»? Подчас эта проблема может иметь такой же смысл, как: «Быть или не быть?» Поддерживать такой коллектив, как наш, без полей пока не представляется возможным, поскольку это дополнительные средства к существованию. Однако всем хорошо известно, насколько эксплуататорскими, а подчас и унизительными, бывают эти условия. Сумма заказа в Москве и сумма предлагаемая нам за самую «черновую» работу соотносятся 10:1 или 50:1. Предполагается, что в провинции и этим деньгам будут рады. Рынок есть рынок. Ситуации принятия решения бывают достаточно тяжелыми. Вот в таком многоуровневом и разнокачественном взаимодействии и формируется специфическая культура, где глубокие методологические семинары соседствуют с подсчетом стоимости анкеты, мозговые штурмы по написанию заявок на гранты – с переговорами с администрацией, веселые капустники – с уточнением маршрутов опроса.


Жизненный путь и карьера социолога
Ирина Тартаковская

Заявленная в заголовке выступления тема, безусловно, заслуживает настоящего исследования, поскольку наука, как известно, существует в институциональной форме, теории не «носятся в воздухе», а создаются конкретными людьми, принадлежащими своему времени и своей культуре. В то же время современной российской академии не вполне достает продуктивной саморефлексии. При этом если столичные ученые еще становятся объектом изучения хотя бы в историческом плане (можно привести в пример проект Марины Пугачевой, посвященный социологам-шестидесятникам), то провинциальные социологи – практически никогда.

Итак, отчего зависит карьера провинциального социолога? Первой детерминантой, определяющей специфику карьеры провинциального социолога, является, на мой взгляд, поколенческая принадлежность. Если говорить о биографии ныне живущего поколения ученых, социология как наука в нашей стране практически не существовала до 60-х годов, а социологическое образование до 80-х (в провинции – до начала 90-х). Благодаря этому, а также множеству широко известных политических и прочих социальных обстоятельств, разные поколения ныне здравствующих социологов имели совершенно разную профессиональную (да и не только профессиональную) социализацию. Условно можно выделить, по крайней мере, две когорты профессиональных социологов – те, которые профессионально сформировались в советские годы под жестким прессингом марксизма-ленинизма и при отсутствии нормального доступа даже к базовым источникам социологической мысли (Вебер, Парсонс и т.д.), и те, кто осуществил свою профессиональную социализацию в более либеральные времена.

Вторая детерминанта – это, несомненно, образование. Социологическое образование в большинстве провинциальных городов трудно считать вполне полноценным – сказывается недостаток квалифицированных преподавательских кадров, бедная библиотечная база и т.п. Само по себе наличие специального социологического образования в данное время в провинции не имеет принципиального значения и существенного влияния на развитие профессиональной карьеры.

Говоря о профессиональном социологическом образовании, стоит коснуться также проблемы емкости локального рынка труда для социологов. Я думаю, что все присутствующие на нем работники ощущают, насколько этот объем ограничен. И в этой связи ситуация, когда на него ежегодно выбрасываются десятки новых кадров, имеющих в дипломе запись «социолог», создает определенное напряжение.

Третий фактор, определяющий характер карьеры провинциального социолога, это сам характер его деятельности. В настоящее время можно выделить три базовых направления: преподавание, исследования академической направленности и исследования коммерческой направленности (маркетинг, консалтинговые услуги и т.п.). Сейчас в деятельности большинства провинциальных социологов сочетаются все три компонента.

Наконец, четвертый фактор – это характер социальных сетей, в которые включен тот или иной исследователь или исследовательский коллектив. Можно выделить несколько видов социальных сетей, наиболее важных для провинциального социолога:

  • связи с заказчиками в самом широком смысле слова – например, с крупными предприятиями, коммерческими структурами, политическими деятелями;
  • к ним примыкают связи с местными органами власти – от отношений с ними зависит общий режим благоприятствования по отношению к тому или иному исследовательскому центру;
  • связи с «классиками» и «генералами» отечественной социологии могут существенно способствовать карьере провинциального социолога в позитивном смысле;
  • связи с другими локальными исследовательскими центрами приобретают год от года все большее значение в связи с развитием разного рода сравнительных региональных исследований, проведением всероссийских полей и т.д.;
  • наконец, связи с западными коллегами. В настоящее время именно эта разновидность социальных сетей представляется наиважнейшим ресурсом, способствующим карьере провинциального социолога Здесь снова прослеживается существенная разница в положении столичных и провинциальных социологов: если Москва и Петербург так или иначе находятся в пределах международного «mainstream», то провинция - очень редко. Это чрезвычайно важный аспект индивидуального развития ученого-социолога: социология, по своей сути,  интернациональная наука, подразумевающая возможность сравнения разных национальных социальных моделей, и многие ее преимущества связаны именно с этим.

Выпускники-социологи на рынке труда: проблемы и перспективы трудоустройства, профессиональной деятельности
Наталья Банникова

Ситуация на региональном рынке труда молодых специалистов зависит от многих факторов. Специфика социально-экономического развития ульяновского региона во многом определяется политикой администрации области. На фоне общего сокращения производства, развития частного сектора происходит сокращение рабочих мест, на смену которым образуются новые, с качественно другими профессиональными требованиями.

Социолог относится к числу профессий, характеризующихся относительной периодичностью спроса. Потребность в результатах и прогнозах аналитиков, возрастает во время политической и экономической активности, поэтому направления специализаций и объем подготовки специалистов должны соотноситься со спецификой и перспективами социально-экономического развития региона.

Что касается мнения о престижности работы социолога в провинции, то однозначно считается, что профессия не престижна. Сами студенты-социологи объясняют это одинаково: нет представления о работе, оно еще не сформировано, поэтому и сам социолог остается невостребованным. Говоря о непрестижности этой работы, студенты-социологи в большей степени имеют в виду собственное положение в той конкретной ситуации, которая сложилась на данный момент в Ульяновске. В целом же карьера социолога (видимо, вне связи с данным регионом) описывается довольно оптимистично.

Будущее последующих выпускников факультета гуманитарных наук и социальных технологий УлГУ определяется теми позициями, которые займут сегодняшние выпускники, а также развитием в регионе цивилизованных рыночных отношений, когда достойное место будут занимать результаты аналитической работы, прогнозирование, что будет способствовать созданию новых рабочих мест на «первичном» рынке труда для выпускников УлГУ.


Специфика проведения анкетных опросов в сельской местности
Равиль Баишев

В современной России происходит глобальная трансформация всей общественно-политической структуры. Вялотекущий политический процесс уступает место динамичным общественным сдвигам. Помимо интереса к традиционным опросам общественного мнения, проводимым преимущественно в городах, в последние годы прибавилось внимание к адресному опросу «глубинки», или просто отдельных регионов.

Проводимые опросы в сельской местности имеют свои особенности. К одной из них можно отнести меньшую информированность населения относительно политических и социально-экономических явлений нашей жизни. Консервативные политические ориентации подавляющей части сельского населения можно отнести к другой особенности. Например, проводимые опросы в сельских районах Ульяновской области показывают на устойчивый выбор просоциалистических и прокоммунистических символов (особенно у пожилой части населения). Для пенсионеров характерны и ностальгически-одобрительные высказывания относительно социалистического прошлого нашей страны при ответах на открытые вопросы.

Следующая особенность, которая четко прослеживается в последние годы, - это склонность к «бегству от политики». Респонденты неохотно отвечают на вопросы политического арактера, касающиеся политических партий, лидеров, оценки деятельности властейи т.д. Отход от политики определяется как совокупностью индивидуальных черт личности (неуверенность в себе, замкнутость, увлеченность своими бытовыми заботами и т.д.), так и особенностями политического режима, который, по существу, может препятствовать политической активности. На сегодня можно предположить, что именно политический режим является основанием, создающим у населения отрицательное отношение к участию во власти.

Весьма примечательно, что ряд столичных исследовательских центров при предъявлении требований к качественному составу сельских интервьюеров указывают на его желаемый портрет (как правило, это должна быть женщина средних лет, коммуникабельная, исполнительная, но не слишком интеллектуально обремененная). Здесь мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией, когда высшее образование уже рассматривается как препятствие для ретрансляционной деятельности интервьюера. В обычной исследовательской практике на селе действительно возникают ситуации «непонятости», когда интервьюер и респондент разговаривают как бы на разных языках.


Специфика функционирования региональных исследовательских социологических групп (на примере Саратовской области)
Иван Саунин

Необходимость системного видения региональных ситуаций, определения приоритетов социально-экономического развития регионов требует постоянного совершенствования теории и практики социологических исследований. Известно, что региональные ситуации в стране глубоко специфичны, а в ряде случаев просто уникальны. Изучить все особенности конкретного региона, дать научно обоснованные рекомендации и прогнозы его дальнейшего развития из центра зачастую просто невозможно. Поэтому в последние годы проблема совершенствования деятельности региональных исследовательских социологических групп приобретает все более важное значение.

В последнее время для всех социологических служб Саратовской области заметна такая тенденция: на первое место выходят маркетинговые исследования как пользующиеся заметным спросом и хорошо оплачиваемые. Престиж опросов общественного мнения, особенно по отношению к местной власти, падает. Широкий круг проблем, связанных с тем, как население воспринимает реформирование экономики, реальные изменения в жизни саратовцев, остается неизученными.

Другая проблема состоит в том, что, выполняя многочисленные заказы крупных московских социологических центров, саратовские социологи не вполне удовлетворены тем, что разнообразная, интересная информация нерепрезентативна для области из-за небольших массивов опрашиваемого населения (100-200 человек в один опрос). Однако проведение дополнительных опросов требует дополнительного финансирования, что сразу же сворачивает интерес местных властных структур к подобным мероприятиям.

Третья проблема - усиливающийся разрыв теории и практики социологических исследований. Сейчас поколение «самоучек», которые интенсивным опытом осваивали эмпирическую социологию, сменяется поколением дипломированных специалистов. Однако сотрудники вузовских кафедр социологии недостаточно активно участвуют в исследовательских проектах. Конечно, вузовские социологи осуществляют свои собственные научные разработки, но совместных проектов с академическими институтами и ведущими социологическими центрами города нет.

Четвертая проблема - отсутствие должной координации в работе городских социологических служб. Это сказывается, например, на выборе микрорайонов для опросов. Службы зачастую выбирают «благоприятные» микрорайоны, находящиеся в «средней дальности» от центра (известно, что в самом центре города и на дальних окраинах, в районах новостроек, опросы проводить сложнее). В результате каждый житель «благоприятного» микрорайона опрашивается 2-3 раза в год, в других же странах, например в Германии, человек попадает под опрос 1 раз в 40 лет. Это во многом обусловлено тем, что некоторые социологические службы привлекают в качестве интервьюеров безработных, студентов, которые зачастую нарушают инструкции по опросу, недобросовестно исполняют свои обязанности, подрывая тем самым престиж профессии социолога и самих социологических исследований.

Важной составляющей эффективной работы региональных социологических групп является их координация в масштабе страны. Если в конце 80-х - начале 90-х годов таким координатором являлась программа «Общественное мнение», то в настоящее время ее функции осуществляются в рамках отдельных проектов и исследований, например Центром социологических исследований МГУ. Вертикальные связи у региональных социологических групп с ведущими столичными социологическими центрами еще довольно устойчивые. Однако горизонтальные межобластные, межрегиональные связи - эпизодичны. Эти связи необходимо укреплять и наращивать путем организации совместных исследований, проведения семинаров, конференций, взаимных консультаций.


Специфика работы провинциального центра
Ульяна Блюдина

Уже полтора года мы работаем в совместном проекте «Образ Запада: сознание российской молодежи». Можно сказать, что 10-15 лет назад такое сотрудничество между Ульяновском и западным научным центром было маловероятным. Железный занавес существовал и на уровне научной информации и международных контактов, отсутствовали налаженные устойчивые связи между исследовательскими центрами России и Запада.

Относительно недавно начался процесс обмена информацией, который имеет свои «плюсы» для налаживания новых контактов. Прежде всего, когда говорят о каких-то отличительных особенностях проведения совместных исследований, то в первую очередь встает проблема взаимопонимания исследователей двух разных центров, двух разных школ. При работе российских и западных социологов эта проблема оказывается особо актуальной.

Сложности взаимопонимания могут быть вызваны целым рядом причин, начиная от методологического основания двух разных школ, приоритета в использовании качественных и количественных исследований. Часто исследователи могут чувствовать, что они говорят на разных языках как в прямом смысле слова (проблемы правильного понимания, интерпретации и перевода отдельных понятий, категорий), так и в переносном.


Проблема финансирования исследований и реальных затрат на их проведение

Интересный вопрос был поставлен перед коллегами Хилари Пилкингтон. Он касался финансирования исследований: насколько в России существует разрыв между тем, чем социологи хотели бы заниматься и тем, чем они заняты в силу наличия заказчиков и их средств. Елена Омельченко прокомментировала эту проблему так.


Елена Омельченко

Если говорить с точки зрения средств, то сумма, полученная от грантов и сумма, выделяемая на маркетинговые исследования соотносится примерно один к десяти. Кроме того, наши российские гранты не очень надежны. Кроме престижа статуса, они почти ничего не дают. Сообщается, что вы выиграли грант на 80 миллионов, но должны получить 40, а высылают только 20. Это обычная схема, когда получаешь четвертую часть оговоренной суммы.

С точки зрения времени, то его постоянно, катастрофически не хватает, чтобы заниматься тем, чем я хочу. Иногда это принимает форму предстрессового состояния, потому что если ты отодвигаешь заказ и доделываешь научную работу, то возникает «аврал» - постоянный спутник нашей профессии.

Степень удовлетворенности тоже у всех разная. Например, часть наших сотрудников работает в рекламном агенстве, будучи социологами, часть - вынуждена принимать участие в маркетинговых исследованиях, хотя душа лежит к науке. Кроме того, есть направления, которыми мы хотели бы заниматься, на которые у нас уже имеется большой материал, но нет средств на их осуществление. Это проблема создания базы данных по политической элите с учетом ее роста, карьеры, изменений и т.д. Можно заняться исследованиями в области здравоохранения, особенно, если соединить эти исследования с изучаемой нами «молодежью», например, группами риска. Сейчас в своей теме «Молодежь и насилие» мы вышли на наркологический диспансер, на психологическую службу помощи семье и детям, ведется работа с трудными подростками в колонии. Вот этим бы заниматься и заниматься, но мы вынуждены исходить из выделенных нам средств, а в них мы очень ограничены.


Замечания по ходу
Владимир Сааков

Объявленная тема семинара – «Жизненный путь социолога: образование, практика, карьера» – содержательна только в случае субъективации и сопереживания таким проблематичным культурным явлениям, как становление новых, нетрадиционных для той или иной территории типов практик (особенно гуманитарных). Принятие на себя соответствующих задач и добровольных обязательств предполагает изыскание немалых ресурсов времени, сил и средств для исследовательских работ, имеющих мало общего с текущей конъюнктурой, а скорее, напоминающих «тяжкий путь познания». Именно так участники восприняли тему и были удовлетворены тем, что их ожидания подтвердились ходом семинара.

Содержательность, корректность и практическая сообразность результатов деятельности исследовательских групп служит для них (по убеждению самих участников семинара) оправданием и компенсацией недостаточной институциализации и адекватного признания, неизбежного перерасхода собственных средств по сравнению с общепринятыми «расценками» и необходимостью решения массы задач, факультативных и как бы лишних с точки зрения заказчика.

Как продемонстрировал семинар, эта «удаленность» менее всего сказывается на технической стороне работ, скорее отражаясь на характере «культурной среды», «социально-психологического климата», и вообще контекста работ в целом. И этот общий контекст далеко не является «средой роста» и «благоприятным климатом». Это происходит в силу хорошо известных причин, типичных для российской провинции, а также в связи с обстоятельствами, возникшими по сопричастности с социальной и экономической модернизацией «глубинки».

Как показывают итоги заседаний, можно говорить о возникновении нового научного направления. Оно оказалось способным выделить новую сферу реальности, новый предмет исследования. Специфика семинара заключается в его жесткой нацеленности на разработку социокультурной методологии анализа динамики такого феномена, как «российский провинциальный социолог».


Отзывы

«Считаю состоявшийся семинар чрезвычайно интересным и полезным для себя как для провинциального социолога-исследователя и преподавателя. Особо хочется отметить высокий «непровинциальный» профессионализм и сплоченность всей дружной команды Центра «Регион», а также поблагодарить за четкую организацию работы семинара и успешное сочетание в его проведении «деловой» и «коммуникативной» составляющих.

Думается, что подобные встречи провинциальных социологов должны послужить складыванию мощных «горизонтальных» связей между РИГ и формированию нового корпоративного духа в этой сети».

(Эдуард Леготин, Уфа).

«Считаю, что многоплановые цели, поставленные организаторами семинара, успешно реализованы. Состоялся заинтересованный разговор руководителей и научных сотрудников социологических центров и служб городов: Ульяновска, Казани, Саратова, Самары, Уфы по проблемам оптимизации структур социологических служб, поиску новых путей повышения эффективности провинциальных социологических служб».

(Иван Саунин, Саратов).

«В отличие от большинства региональных научных форумов, в своей массе однородных по составу участников (как правило, состоящих из административных представителей вузовской и академической науки), семинар, организованный НИЦ «Регион», был «пестрым» благодаря различным научным рангам, профессиональным статусам, должностям, уровню профессиональной подготовки и образования, знакам престижа и компетентности участников. Для исследовательской группы это также норма, и именно такую группу в эти дни являл собой сам семинар. Поэтому не случайны и в его регламенте, и в его ходе неоднородность участников наряду с разнообразием жанров и сюжетов состоявшихся работ».

(Владимир Сааков, Ульяновск).