Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 4 11 18 25
ВТ 5 12 19 26
СР 6 13 20 27
ЧТ 7 14 21 28
ПТ 1 8 15 22 29
СБ 2 9 16 23 30
ВС 3 10 17 24



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

очерк 8. Молодежная наркомания: асоциальная привычка или социальная болезнь?


Наталья Кремнева

«В обществе позитивная динамика восприятия наркомании: наркомания перестает рассматриваться как проблема сугубо телесная, сугубо индивидуальная, наркомания рассматривается как проблема личности в определенном социальном контексте… Приходит понимание сложного системного характера наркомании»
(Фонд «Второе рождение», Самара).

Сегодняшнее состояние российского общества характеризуется публичным признанием существования проблемы молодежной наркомании. Тема наркомании, и молодежной наркомании особенно, стала не просто предметом открытого обсуждения на любом уровне, но своего рода обязательной составляющей социального диалога. О наркомании говорить уже не стыдно и не страшно, а, напротив, актуально, и даже модно. Последние несколько лет, прошедшие под девизом «сделать хоть что-нибудь», не привели к сколько-нибудь утешительным результатам. Представители различных ведомств и структур, в той или иной мере соприкасающихся с проблемой наркомании, в один голос утверждают, что несмотря на то, что делается все возможное, говорить сегодня о реальных результатах не приходится. Единогласно признается, что все они оказались не готовы к такому развитию событий. Так, по оценке одного из руководителей УВД Ульяновской области, «в области сотрудников милиции в 2-3 раза меньше, чем распространителей наркотиков». По его мнению, «сегодня поставить под контроль эту проблему практически невозможно». Такие же пессимистические выводы делают и руководители областного управления образования: «На сегодняшний день в борьбе с заразой, которая на нас надвигается, ничего не получается» (Ульяновск). Большинство руководителей структур и учреждений оценивает ситуацию с распространением наркотиков среди молодежи как ужасную. Однако время всеобщей паники и растерянности прошло, общество в определенной степени смирилось с бедой, но не успокоилось. Сегодняшний лейтмотив отношения к проблеме молодежной наркомании, пожалуй, такой: «Явление существует, надо научиться с ним сосуществовать».

Одной из задач проекта было выявление основных типов восприятия и социального реагирования на проблему молодежной наркомании со стороны различных субъектов социальной политики. В ходе исследования было проведено 42 экспертных интервью. В качестве экспертов выступили представители региональных органов власти, правоохранительных органов (отделов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, отделов по предупреждению правонарушений несовершеннолетних), здравоохранения (комитетов по здравоохранению, наркодиспансеров, СПИД-центров, консультационных медицинских центров), управлений учреждений образования, социальных и психологических центров, общественных организаций, комитетов по делам молодежи, религиозные деятели.

В данной работе мы рассмотрим основные типы реакций на проблему молодежной наркомании, существующие сегодня в российском обществе. Опишем позиции и «поведение» главных субъектов социальной политики, реально действующих в поле проблемы наркомании. А также остановимся на выявленных в ходе исследования противоречиях и разногласиях, препятствующих осуществлению согласованной и эффективной социальной политики в сфере предотвращения распространения наркомании.


Вредная привычка или болезнь общества

Первыми столкнулись с проблемой подростковой и молодежной наркомании правоохранительные органы и медицинские учреждения. Уже с 1994 года появляется первая статистика правоохранительных органов о подростках, состоящих на учете в отделе предупреждения правонарушений несовершеннолетних (в то время — инспекция по делам несовершеннолетних) в связи с употреблением наркотиков. В 1997 году произошел резкий скачок — число состоящих на учете за употребление наркотиков выросло более чем в 3 раза. С тех пор наблюдается постоянный рост этого показателя.

Постепенно в проблему наркотизации молодежи втягивались все новые и новые ведомства, административные органы, государственные и негосударственные учреждения, общественные организации. Специалисты различных сфер деятельности высказывают свои версии происходящего, делают прогнозы, предлагают способы решения проблемы. Однако основным вопросом остается: «Кто виноват?». Дискуссия вокруг молодежной наркомании вновь и вновь возвращается к причинам явления. Ответ именно на этот вопрос определяет суть явления, задает всю последующую логику социальной реакции. Вряд ли сегодня в нашем обществе может существовать единая, или по крайней мере разделяемая большинством, позиция относительно истоков наркомании. Сама проблема еще достаточно нова и дискутируема.

Анализ мнений экспертов, участвовавших в исследовании, позволяет выделить две доминирующие реакции на проблему:

  1. Молодежная наркомания — новая асоциальная привычка.
  2. Молодежная наркомания — новая социальная болезнь.

Первой точки зрения придерживаются, главным образом, работники здравоохранения: наркологических диспансеров, СПИД-центров и различных социально-психологических и реабилитационных центров. Специалисты данных структур не склонны драматизировать ситуацию и возводить ее в ранг государственной и глобальной. По их мнению, наркомания — не есть нечто новое для нашего общества, это лишь другая форма традиционного употребления психостимуляторов. Наркотики приравниваются к алкоголю, поэтому причины приобщения к наркомании и группы риска аналогичны алкоголизму: проблемные семьи, особый психологический тип личности, «слабость духа». Однако помимо общих с алкоголизмом факторов распространения эксперты называют и специфические. В частности считается, что наркоманы — это, прежде всего, обеспеченная молодежь и представители так называемой «организованной преступности». То есть наркомания — проблема не всего общества, а его части, и присуща лишь определенным группам людей: «Хотя это явление сегодня и является чертой времени, оно распространено, но не охватывает все общество» (Казань). Эксперты признают, что сегодня эта привычка скорее типична, чем девиантна для общества, но все-таки пытаются изолировать эти группы от остального «здорового» общества, ограничить их и дистанцироваться от них. Такое понимание проблемы наркомании диктует и методы работы с наркоманами:«Наркоманы — такие же больные, как и алкоголики, их надо лечить» (Казань). По словам специалиста наркодиспансера Казани, «если 2-3 года назад наркоманы были экзотикой на фоне алкоголиков, то теперь их соотношение 50х50 или даже 60х40». Такой резкий рост наркомании привел к тому, что во всех медицинских и социально-реабилитационных центрах сегодня существует отдельное наркологическое направление работы. Разрабатываются специальные медицинские и психологические программы лечения и реабилитации наркоманов. Однако долгое время собственно молодежная наркомания в большинстве медицинских учреждений не была обозначена ни в структуре организаций, ни в специфике работы с молодежью. Молодежь как особая группа «носителей» данной привычки не выделялась, а рассматривалась (и лечилась) наравне со взрослыми. Но постепенное осознание необходимости особого подхода к подросткам и молодежи вылилось в то, что в последние 1,5-2 года в государственных наркодиспансерах начинают открываться специализированные подростковые отделения, где наряду с медицинской помощью проводится психотерапевтическая реабилитация подростков и их родителей.

В управлениях учреждений образования придерживаются близкой к медикам позиции по поводу наркомании. Руководство Облано и Гороно не считает наркоманию исключительной проблемой наряду с другими негативными проявлениями социального поведения, такими как алкоголизм, табакокурение, правонарушения. То есть наркомания рассматривается как еще одна, новая форма асоциального поведения. Такое понимание проблемы находит свое логичное отражение в структуре управлений образования и организации работы этих контролирующих ведомств по профилактике наркомании. Вопросы, связанные с проблемой наркомании, находятся в ведении отдела организационно-педагогического обеспечения и инспектирования. Основная задача этого отдела — контроль за деятельностью городских и районных отделов образования. Собственно же проблематикой подростковой наркомании занимается один специалист отдела, отвечающий за мероприятия по охране здоровья и профилактике правонарушений школьников. Таким образом, второстепенное значение вопроса профилактики наркомании в школах подчеркивается уже на уровне организационной структуры: не существует не только отдельного направления деятельности, но и конкретного специалиста, курирующего этот вопрос. В силу этого воспитательные и профилактические программы, разрабатываемые управлением образования, носят комплексный характер и охватывают все «негативные проявления» в поведении школьников сразу. Более того, представители контролирующих органов образования убеждены, что школа не должна заниматься «детьми-наркоманами», таких детей надо отдавать в «специальные ведомства», например, Центры здоровья семьи или наркологический диспансер. Школе посильна только первичная профилактика употребления наркотиков (наряду с другими негативными проявлениями), соответственно управление образования должно заниматься разработкой методических указаний по первичной профилактике и контролем за их выполнением.

И все-таки среди экспертов доминирует вторая позиция относительно наркомании. Большинство видит в наркомании новую социальную болезнь. Несмотря на некоторые различия в оценках, общим является вывод о том, что корни проблемы в самом обществе. Правовой нигилизм, ценностная дезориентация населения, и молодежи в первую очередь, отказ от прошлого, ставка на индивидуализм — все это привело к тому, что наркомания стала знаком времени, следствием общей ситуации в стране, а значит, это не некая изолированная от остального общества проблема, а беда всего общества. Сегодня, с точки зрения наркомании, понятия «группа риска» и «семья риска» вообще не имеют смысла. Приходится говорить уже об обществе риска: «Раньше казалось, что наркотики — удел преступников и трудных подростков, теперь понятно, что наркомания может коснуться каждого, каждой семьи» (Самара). Семья лишь впитывает в себя все социальные изменения, проблемы и транслирует их молодому поколению. Поэтому на поверхности наркомания кажется следствием неправильного воспитания в семье. С другой стороны, наркомания — «следствие личностной неполноценности»: отсутствия ценностей и целей, жизненных приоритетов и ориентиров. Однако в наше время, по мнению экспертов, таких людей большинство, и в этом опять виновато общество. Многие эксперты склонны искать корни наркомании в экономических проблемах общества: безработица, низкий уровень жизни, отсутствие перспективы. Подростки и молодежь страдают от этого в еще большей степени, чем взрослые. Кроме того, социально-психологические качества молодежи — благоприятная среда для наркомании: любопытство как «физиологическое свойство» подростков, подверженность влиянию группы, стремление к самоутверждению. Таким образом, большинство экспертов оправдывают молодежь: «Вины молодежи нет, есть ответственность общества» (Самара). Всё происходящее сегодня в нашем обществе и есть благодатная почва для взращивания огромного числа социальных проблем. Наркомания — одна из них, сопряженная с будущим страны. Поэтому подавляющее число специалистов выводят проблему наркомании на уровень выживания нации в целом, отсюда и требование государственного подхода к решению этой проблемы.

Что предпринимается сегодня? Каковы результаты и сложности? Попытаемся ответить на эти вопросы.


Антинаркотические программы: профилактика наркомании или борьба с наркоманией

На фоне отсутствия государственной политики в области борьбы с распространением наркомании в России, отсутствия единой государственной программы и федерального финансирования регионы вынуждены были решать эту проблему в рамках отдельных краев и областей, исходя из имеющихся, сильно ограниченных средств. И с 1998 года практически во всех регионах России были приняты областные программы по борьбе с наркоманией.

Сегодня основными действующими лицами антинаркотических программ являются административные органы власти, правоохранительные органы (областные УВД, отделы по незаконному обороту наркотиков, отделы предупреждения правонарушений несовершеннолетних, Федеральная служба безопасности), управления образования, учреждения официальной медицины (комитеты здравоохранения, наркологические диспансеры, СПИД-центры), комитеты по делам молодежи.

Во всех регионах инициаторами этих программ выступили губернаторы, а основными разработчиками — силовые ведомства. Главная цель таких программ — объединение и координация мер, предпринимаемых различными ведомствами, «по пресечению незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ».

Даже беглого анализа программ достаточно, чтобы понять, что в них четко и полно прописана лишь деятельность силовых структур, которые являются главными инициаторами и идеологами «борьбы с наркоманией». Ее основные направления — пресечение сбыта и производства наркотиков, усиление материально-технической базы отделов УВД по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, а также оснащение наркодиспансеров, создание коммерческих реабилитационных центров для больных наркоманией. Собственно комплекса мер по профилактике наркомании в программах не описано. Только в Самарской программе запланировано создание специализи-рованного профилактического центра. В остальных регионах профилактика сводится к традиционным методам работы — проведению антинаркотической пропаганды в СМИ и учебных заведениях, что наглядно иллюстрирует представления государственных чиновников о возможной деятельности в этом направлении. Профилактические меры, предлагаемые программами, ограничиваются лекциями о вреде наркомании в учебных заведениях, рекомендациями по выявлению подростков, склонных к наркомании, и пропагандой вреда наркомании через телевидение, радио и прессу.

Это не случайно. С одной стороны, программы построены на типичных принципах административно-командной системы, в результате в ней участвуют только «подконтрольные» ведомства и структуры. С другой — программы являются отражением существующей ситуации: в них зафиксированы те структуры и их деятельность, которые реально сегодня работают по решению проблемы наркомании. Это милиция, здравоохранение и образование.

В результате, несмотря на то, что во всех региональных программах одна из глав обязательно посвящена профилактике наркомании, основной направленностью программ является «борьба с наркоманией», а не профилактика. Таким образом, на государственном уровне приоритет решения проблемы молодежной наркомании отдается в пользу правоохранительных и медицинских органов, чьи способы реагирования обычно не выходят за рамки карательных и принудительных мер. При этом профилактика наркомании отнюдь не является первоочередной задачей подобных программ, поскольку данные органы социального контроля не должны ей заниматься по роду своей деятельности, а участие организаций, потенциально способных взять на себя организацию профилактической работы, в областных программах не прописано. Реально же организаторами мероприятий по профилактике наркомании являются комитеты по делам молодежи, управления образования, различные социальные и психологические центры. В результате областные программы игнорируют непосредственных исполнителей — городские и районные учреждения. Эксперты этого среднего уровня настроены очень критично как в отношении самой проблемы и прогнозов на будущее, так и по поводу предпринимаемых обществом мер. На их взгляд, проблеме молодежной наркомании требуется придать действительно государственный статус, иначе все местные программы и инициативы заведомо обречены на неудачу. Сегодня же государственность проблемы лишь декларируется путем вовлечения в ее решение огромного числа административных органов и расширения масштабов планируемых мероприятий.

Напротив, представители региональной власти постоянно подчеркивают то, что проблема вышла на государственный уровень. Эта оценка делается на основе количества «Постановлений», «Программ» и иных официальных документов, исходящих из Москвы. То есть, на их взгляд, принятие специальных программ и есть показатель осознания обществом актуальности и глобальности проблемы.

Отсюда и неоднозначная оценка действующих программ по борьбе с наркоманией экспертами разных уровней социального контроля. Представители региональной власти высоко оценивают эффективность этих программ, поскольку сами являются их основными разработчиками и реализаторами, а значит, оценка эффективности антинаркотических программ, по сути, является оценкой их деятельности. «Властные структуры работают на полную катушку… Процесс этот идет давно, он может быть просто не виден, но это большая кропотливая работа» (Самара).

Эксперты, не являющиеся формальными участниками данных программ, признают их неэффективными. И не только по причине недостаточного финансирования и технического оснащения структур, осуществляющих эти меры, но и потому, что ориентированы они преимущественно на последствия явления, а это нерентабельное занятие в силу его симптоматичности.


«Каждый решает свою маленькую задачу»

Особая тема в контексте борьбы с наркоманией — взаимодействие различных структур и ведомств. Аксиомой стало мнение о том, что обязательным условием успеха профилактики наркомании является сотрудничество всех заинтересованных организаций и учреждений на всех уровнях. Все административные лица, работающие с молодежью, понимают, что силами одного ведомства или учреждения проблему наркомании не решить. Надо признать, что участники региональных антинаркотических программ позитивно оценивают изменения в отношении и внимании к проблеме наркомании за последние несколько лет. «Раньше не было скоординированности деятельности, так как никто не знал, что такое наркомания и что делать. Сейчас есть понимание, как минимум, опасности и, как минимум, оценка масштабов и представление последствий» (Казань). Реализация программ активизировала работу всех структур административного управления, так как выполнение задач, прописанных в программах, жестко контролируется. Помимо формальных обязательств, стимулирующих деятельность, многие эксперты называли искреннюю заинтересованность участников: «Все настолько прониклись, это до глубины души каждого касается, поэтому препятствий во взаимодействии практически нет» (Ульяновск). В рамках областных программ механизм взаимодействия между государственными учреждениями достаточно отлажен, по крайней мере, обозначены направления и формы совместной работы. Однако, несмотря на прозрачность межведомственных отношений и прямую подотчетность администрации области, за видимой слаженностью работы существуют большие сложности как во внутренней работе структур, так и в их взаимодействии.

На фоне подавляющего мнения о всеобщей озабоченности и стремлении к сотрудничеству всех со всеми обращают на себя внимание критические высказывания по поводу ведомственной разобщенности и организации совместной работы. Помимо объективных проблем взаимодействия, связанных с ограниченными финансовыми средствами, отсутствием технологий и опыта работы, отсутствием специальных кадров, большим препятствием оказывается недостаток ясного представления о специфике и сложностях деятельности других. И этот информационный вакуум, вместе с отсутствием очевидного результата работы, приводит к распространенному сегодня мнению: «Кроме нас никто этой проблемой не занимается, никто не помогает» (Самара). Каждое ведомство считает именно себя главным инициатором и борцом с наркоманией. В итоге другие критикуются за незаинтересованность и неактивность. Со стороны негосударственных организаций и учреждений, не являющихся участниками областных программ, раздаются более категоричные высказывания: «Каждый отрабатывает те деньги, которые ему отведены на эту работу и пункт в Программе, за который он должен отчитываться. В результате каждое ведомство работает само по себе и не стремится к объединению усилий с другими. Это лишние усилия и необходимость делить деньги и отчетность» (Самара). Государственные учреждения открыто обвиняются в перетягивании одеяла: каждый делает «свое дело», а не общее. Объективной причиной проблем во взаимодействии является то, что наркомания для большинства учреждений и ведомств — лишь одно из многих направлений деятельности. И поставить ее во главу угла нет ни возможности, ни желания. Объединяющее начало, заложенное в программах, распространяется только на подконтрольные государственные структуры, да и то на деле часто оказывается формальным. Что касается негосударсвенных организаций, работающих с проблемой наркомании, то там вообще нет объединяющих связей, нет лидеров, нет подлинного организатора всей работы по профилактике наркомании. И нужно ли это кому-то? Все реализуют свои программы деятельности, свои наработки. Отдельной проблемой является сознательная закрытость организаций, занимающихся наркоманией. Они «охраняют» свои программы и методики, тем самым замыкая целевые группы на себя. В результате вся информация, особенно новая, остается в узком кругу специалистов, которые отнюдь не стремятся к сотрудничеству, так как здесь присутствует коммерческий интерес.

Таким образом, ведомственная замкнутость на уровне государственных структур, низкая информированность о деятельности других учреждений, низкая заинтересованность в сотрудничестве — все это в комплексе приводит к тому, что многотрудная работа по профилактике наркомании абсолютно не скоординирована и не объединена.


«Все силы — на профилактику»

Болезнь легче предотвратить, чем вылечить — эта банальная истина особенно справедлива, когда речь идет о наркотиках. Осознание того, что лобовая «борьба» с явлением и его последствиями малоэффективна, привело к появлению нового лозунга: «Все силы — на профилактику, на работу с теми, кто еще не попробовал». Но ситуация парадоксальна тем, что мало кто знает, как организовать эту профилактику. До сих пор целью профилактики наркомании многие эксперты считают привлечение внимания к проблеме и информирование о негативных последствиях. Сегодня существуют десятки программ, так или иначе направленных на профилактику потребления наркотиков. И главный упор в них делается как раз на запугивание подростков последствиями наркомании, основная же форма работы — антинаркотические лекции. Однако, как показывает практический опыт специалистов и результаты исследований, страх болезни и смерти для подростков не является сдерживающим фактором. А направленная антинаркотическая работа в виде массовых акций и мероприятий, тематических лекций и назидательных буклетов имеет обратный эффект — привлечение внимания и интереса. Психологи настаивают на том, что нужно перестать говорить о наркотиках, а пропагандировать здоровый образ жизни. Необходима комплексная программа работы с молодежью, причем с позитивной, а не с негативной направленностью. По мнению представителя одного из комитетов по делам молодежи: «Общество неправильно реагирует на проблему наркомании: нельзя переводить все внимание на наркоманов и заниматься только ими. Наоборот, нужно еще активнее заниматься «нормальной» молодежью, чтобы стимулировать отказ от наркотиков… У нас же перегиб: все внимание и деньги наркоманам» (Самара). Таким образом, основным принципом организации антинаркотической работы должна стать ориентация на здоровую молодежь.

На сегодняшний день в решении этой проблемы много ожидают от учебных учреждений. Вся современная профилактическая работа так или иначе сосредотачивается в школе. Однако очевидность того, что ожидаемых результатов она не дает, еще больше повышает требования к работе педагогических коллективов. В частности, право-охранительные органы и медицинские учреждения обвиняют образование в недостаточной работе по предотвращению распространения наркотиков среди подростков. Много претензий в адрес школы звучит и со стороны родителей. С одной стороны, это логично и целесообразно. Особенно с точки зрения тех взрослых — государственных чиновников и родителей, которые ориентируются на модель советской школы, которая претендовала на роль тотального воспитателя подрастающего поколения. Это гарантировало идеологическую надежность фундамента будущего общества и происходило моральное и физическое высвобождение родителей для общественно-полезного труда. Общеизвестный факт, что ведущую роль в этом играли пионерские и комсомольские организации.

Но сегодня школа уже не та. Школа выживает. Учебно-педагогический коллектив изо всех сил бьется, чтобы как-то обеспечить учебный процесс, а также — себя и свою семью. И в школах сегодня работают в полном смысле этого слова энтузиасты своего дела.

В школах профилактикой наркомании занимаются заместители директора по воспитательной работе, социальные педагоги и психологи. Однако между ними нет четкого распределения функций. В каждой школе самостоятельно решается вопрос о том, кто будет отвечать за профилактику наркомании. С точки зрения управления образования, этим должны заниматься психологи: они сами должны выбирать конкретные формы профилактики, самостоятельно проводить лекции и тренинги, приглашать специалистов отдела по предупреждению правонарушений несовершеннолетних, наркодиспансера, центров психологической помощи.

Целью воспитательной системы школы является создание такой «среды у нормальных детей, в которой работа по наркомании была бы ненужной» (Ульяновск). Многие учителя и директора школ жалуются на отсутствие четкой воспитательной программы, такой, например, как была в советские времена. Главное, что их не устраивает в предлагаемых системах, — отсутствие единых жизненных позиций, которые нужно прививать школьнику. Сегодня воспитательные программы не дают ответа на вопрос о том, как «сформировать ребенка с устойчивой жизненной позицией». А именно этого, как главного противовеса наркомании, ждут от школы милиция, медицина, и в первую очередь, родители.

Руководители управления образования признают первостепенную важность этой проблемы и даже провозглашают: «Работа по профилактике наркомании и воспитательная работа в школе — сегодня это одно и то же» (Ульяновск). Однако администрации управления образования и Гороно считают, что школы не могут и не должны брать на себя полную ответственность за наркотическую ситуацию в школах. Главная функция школ — обучение и воспитание, и все, что возможно сделать силами педагогических коллективов в рамках воспитательного процесса, делается.

В каждой школе могут рассказать о многочисленных мероприятиях, уже проводившихся и планируемых, или показать папку с собранными вырезками газет и журналов. Период лихорадочного поиска материалов о том, что такое наркотики, и нагромождения мероприятий прошел. И оглянувшись на пройденное, учитель школы, обращаясь к общественности, восклицает: «Этим должны заниматься специалисты». Не просто учителя, врачи, милиционеры, психологи, а такие специалисты, которые сочетали бы в себе знание предмета, умели бы поговорить с детьми, да и с родителями, и делали бы это тогда и так, когда и как это нужно.

Сегодня постепенно приходит понимание того, что проводимые в учебных заведениях профилактические мероприятия типа сочинений на тему «Нет наркотикам» и конкурсов антинаркотических плакатов имеют мало общего с настоящей профилактикой наркомании.

Здесь ярко демонстрируется ценностный разрыв между теми, кто по должности обязан заниматься этой проблемой, и молодежью как «группой риска». Отсутствует адекватное понимание со стороны административных и государственных структур современной молодежи. Некоторые это признают: «Мы оказались не готовы к сегодняшнему подростку, он совершенно другой по сравнению с тем, какой он был 2-3 года назад. И мы не находим точек соприкосновения» (Ульяновск). В результате мероприятия и программы, разрабатываемые людьми, воспитанными комсомолом, партией и административно-командной системой, так и остаются формальными акциями и декадами.

В целом же, в управлении образования убеждены, что все усилия школы не смогут ничего изменить в ситуации с ростом употребления наркотиков среди школьников. Основную роль здесь должны играть силовые ведомства: «Должен быть жесткий закон, регулирующий это явление. Сегодня мер, принимаемых правоохранительными органами, недостаточно» (Самара).

В Татарстане и Самарской области функции первичной профилактики наркомании берут на себя различные центры помощи населению. По сравнению с этими регионами в Ульяновской области слабо развита сфера социально-психологической помощи. Эти центры можно пересчитать по пальцам. Деятельность же существующих в Ульяновске немногочисленных профилактических центров (социальной, психологической, медицинской помощи) абсолютно не скоординирована. Подчас специалисты одного центра не только не знают о направлениях и специализации деятельности других, но и об их существовании. Также типична ситуация, когда в различных центрах одновременно и параллельно разрабатываются свои программы работы по профилактике наркомании, совершенно не связанные и не соотносимые друг с другом. Потом они также локально и реализуются. Существует и определенное недоверие к известным программам профилактики наркомании, разработанным в Москве и Питере, местные специалисты склонны «изобретать велосипед», создавая свои авторские методики и программы. Вопрос финансирования профилактических программ и повышения квалификации специалистов в области наркологии в большинстве случаев оказывается индивидуальным делом каждого. Для самих центров это неразрешимая проблема. В результате многие идеи психологов, социальных педагогов, наркологов реализуются в «отдельно взятых» центрах, школах, группах, либо не реализуются совсем.


«Только родители могут спасти своих детей»

Отличительной чертой последних 2-3 лет стало возникновение и активизация работы общественных организаций «Родители против наркотиков». Инициаторами их создания являются родители, чьи дети — наркоманы, и те, кто уже потерял своих детей из-за наркотиков. Это люди, лично испытавшие всю полноту горя и познавшие, что такое наркомания изнутри, не могут видеть, как погибает ребенок. Они испытали на примере своих семей, что значит лечение и реабилитация наркомана, прошли огромное число инстанций и учреждений, государственных и коммерческих лечебных центров. И пришли к печальному выводу, что сегодня проблема наркомании еще остается личным делом тех семей, кого коснулась эта трагедия. Государство сегодня не занимается этой проблемой, переложив всю ответственность за происходящее на родителей: «Государство нас предало, они бросили нас, а нас только тычут везде: «Ты виновата, ты плохо воспитала» (Самара). Однако, по мнению родителей, явление распространено настолько, что уже нельзя обвинять отдельные семьи за плохое воспитание, делать из наркоманов девиантов. «У нас все общество поражено… Мы все виноваты — все общество» (Ульяновск). Критика бездействия и беспомощности государства в решении проблемы наркомании доходит до серьезных обвинений: «Государство в лице ведомств не заинтересовано в преодолении этой угрозы. Ведомства имеют очень серьезный элемент заинтересованности в сохранении наркомании на определенном уровне» (Самара). Представители объединений убеждены, что проблему наркотизации российского общества, а именно так уже надо ставить вопрос, необходимо решать на самом высоком государственном уровне. Сегодня же многочисленные, разрозненные программы и постановления свидетельствуют об отсутствии единой позиции общества и государства в лице Министерств, ведомств и местных органов власти по проблеме наркомании в России. Проявлением отсутствия единой государственной политики, по мнению родителей наркоманов, является существующая система распределения средств и финансирования антинаркотических программ. Примером может служить ситуация с медициной. Бюджетные средства вновь и вновь выделяются на лечение наркомании, а это, по их мнению бесполезная трата. Более того, финансируются только традиционные, «отработанные» каналы, такие как наркодиспансеры, клиники. Новые же формы помощи больным наркоманией государством не поддерживаются и не финансируются. А сегодня, по мнению родителей, актуальнейшей задачей является открытие бесплатных реабилитационных центров, бесплатных социально-психологических центров профилактического профиля. Средства же на них приходится собирать у спонсоров и населения. Таким образом, родители считают, что непонимание сути проблемы на самом высоком уровне, ведет к неэффективному расходованию средств. Официальная бюджетная медицина бессильна еще и потому, что проблема наркомании только малой частью является медицинской, она в большей степени психологическая и социальная. А если принять во внимание имеющиеся не единичные примеры эксплуатации медициной наркомании в коммерческих целях для выкачивания денег, то оснований для потери доверия медицинским учреждениям становится более чем достаточно. Представители «Родителей против наркотиков» утверждают, что сегодня медицина дескридитировала себя в качестве реальной силы в борьбе с наркоманией.

Не менее сложные отношения складываются у объединений с властными структурами. Органы власти не только не оказывают помощи объединениям родителей, но и не поощряют их деятельность. Инициативы, исходящие от общественных организаций, если и поддерживаются, то без энтузиазма и с большой долей скепсиса и критичности. «Никто не прислушивается к мнению родителей, а у них большой личный опыт и знания» (Самара). Экспертиза предлагаемых программ и форм работы является функцией властных структур, а они не стремятся к сотрудничеству с общественными объединениями родителей наркоманов, считая их дилетантами.

С точки зрения «Родителей», действия различных официальных структур неэффективны еще и потому, что «нет взаимодействия между организациями, каждый решает свою маленькую задачу и не заинтересован в объединении усилий из-за финансовых разногласий» (Самара). В силу этих причин органы социального контроля потеряли доверие общественности. Сегодня существует разрыв связи между властью и инициативными группами, реально работающими и желающими работать с проблемой. В региональных программах борьбы с наркоманией деятельность общественных движений никак не обозначена. Несмотря на это, активисты движений продвигают свои предложения в официальные программы, и если некоторые из них принимаются во внимание, это оценивается как хороший результат взаимодействия с властью. В целом же, по мнению общественных организаций, предлагаемые сегодня программы неэффективны, так как не учитывают сути явления: «Большая часть мероприятий — абсурд, эти вещи крайне неэффективны и направлены на оправдание расходования бюджетных и внебюджетных средств» (Самара). В результате государство в лице региональных органов власти пытается решать проблему наркомании, не опираясь на знания, опыт, и главное — огромное желание и стремление работать со стороны общественных организаций. Последние же убеждены, что реально способны эффективно работать в этом направлении только общественные организации, основанные на личной заинтересованности.

Основные цели своей деятельности организации видят в следующем: консолидация всех ведомств и органов власти для решения проблемы наркомании, работа с населением, которому «некуда податься», общение с родителями «на своем горьком опыте», а также организация реабилитации подростков, употребляющих наркотики. На сегодняшний день эти общества занимаются, в основном, организацией лечения и реабилитации уже больных детей. Профилактика наркомании сводится к работе с родителями: налаживание семейных отношений, информирование и обмен опытом. «Идея заключается в том, чтобы убедить родителей, что надеяться не на кого, только они сами могут помочь своим детям и спасти своих детей» (Ульяновск). Профилактикой наркомании среди подростков «Родители против наркотиков» не занимаются вообще, так как считают это делом специалистов. Таким образом, общественные организации, позиционирующие себя как главную силу в борьбе с распространением наркомании, не берут на себя функцию профилактической работы среди молодежи.

Как мы видим, распространена практика взаимного перекладывания ответственности за ситуацию с наркоманией. Медики убеждены, что их дело — лечить тех, кто уже болен, а бороться с дальнейшим распространением болезни обязаны школа и милиция. Педагоги настаивают на том, что воспитательная функция школы не предполагает полноценной профилактики употребления наркотиков, уберечь детей от наркомании могут только родители, а также большая ответственность лежит на правоохранительных органах. Милиция же рассматривает свою работу как борьбу с последствиями явления, причины которого кроются в самом обществе. С точки зрения правоохранительных органов, функцию барьера негативному влиянию общества должны выполнять семья и школа.

В целом же, можно констатировать, что сегодня работа, провозглашаемая как профилактика наркомании, по сути, является борьбой уже с последствиями явления. Школа учится выявлять подростков, употребляющих наркотики, милиция борется с распространителями и задерживает наркоманов, медицина лечит.

Важнейшей проблемой в области профилактики молодежной наркомании является необходимость консолидации усилий всех учреждений и ведомств, так или иначе имеющих отношение к этой проблеме. Сегодняшняя ситуация с профилактикой наркомании характеризуется отсутствием прочных межуровневых связей между субъектами социальной политики. Все эксперты выступили за создание на государственном уровне специального межведомственного органа, координирующего всю работу по проблеме молодежной наркомании. Областные и городские административные органы считают, что инициатива по составлению программ профилактики должна исходить «сверху», а себя они видят скорее исполнителями, чем разработчиками подобных программ.