Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 4 11 18 25
ВТ 5 12 19 26
СР 6 13 20 27
ЧТ 7 14 21 28
ПТ 1 8 15 22 29
СБ 2 9 16 23 30
ВС 3 10 17 24



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

Роджер Хердинг. «Понимая подростков»


Hurding R. Understanding Adolescence. London: Hodder and Stoughton, 1989. Ch.5. Перевод с английского.


Изменения взаимоотношений с родителями

Почему подростки становились объектом воспитания на протяжении всей истории? Почему идея «разрыва поколений» столь притягательна для многих людей?

Ответы на подобные вопросы позволяют нам охарактеризовать изменения отношений молодежи, во-первых, с родителями и с другими взрослыми, а во-вторых, со сверстниками.

При переходе из детства во взрослость подросток переживает целый ряд критических ситуаций в своих взаимоотношениях со старшими поколениями. Наиболее ярко это проявляется в отношениях с родителями. Конечно же, круг общения может быть шире: наряду с родителями в качестве центра  могут выступать родственники, друзья родителей, учителя. Если же родитель только один (например, родители разведены), круг «значимых взрослых» может включать только его. В любом случае подросток так или иначе выстраивает свои взаимоотношения со взрослым миром и ориентирован по крайней мере на одного взрослого человека.


Типы родительства
1. Автократичный.

В этом случае один или оба родителя склонны к властному и даже диктаторскому способу управления. Часто эти родители были недостаточно строги со своим чадом, когда он был ребенком. Когда же ребенок подрос, родительская монополия на процесс принятия решения стала подкрепляться физическим наказанием.

Д.Баумринд в книге «Авторитарные версии родительского контроля» писал: «Авторитарный родитель пытается формировать, контролировать и оценивать поведение ребенка в соответствии с набором стандартов поведения».

В такой семье характер ребенка, а позднее подростка формируется в соответствии с образом родителей. По причине непоколебимой веры в «набор стандартов поведения» многие родители традиционных вероисповеданий принимают негибкие способы отношений со своим подростком. Христиане, евреи, мусульмане, индусы могут говорить своим детям: «Не спорь с нами. Мы знаем, что лучше для тебя. Просто делай так, как тебе велят».

Это скорее внушение, внедрение какой-то идеи, «обработка», чем образование. Молодой человек может стать зависимым взрослым, который не имеет собственных мыслей и неспособен на творческий поступок. Другие могут быть смяты автократичными родителями, и как следствие иметь низкую самооценку. Один подросток написал мне следующее: «Я живу в христианской семье. Мой отец очень властный,  он всегда одерживает победу, т.е. последнее слово в разговорах (если они вообще есть) всегда остается за ним. Это делает домашнюю жизнь невыносимой и подавляет мою индивидуальность, когда отец рядом».


2. Мягкий.

Если автократичные родители принимают решения и не допускают подростка к процедуре принятия решения, мягкие родители позволяют своим чадам делать все, что угодно. Они скорее сверхопекающие, сверхзащищающие или небрежные (невнимательные). Сверхзащищающие родители имеют тенденцию доминировать и подчинять себе подростка. Мир опасен: «О, дорогой, она опаздывает на 10 минут, я уверена, ее изнасиловали.» «Дождь, и я знаю: он попал в аварию». « Я думаю, мы не можем доверять новому приятелю Мери — ты видел его взгляд, когда они выходили?»

В этих случаях молодежи разрешается делать все, чего она хочет, но инициатива подростков блокируется родительскими опасениями. Такие подростки могут стесняться, потому что их родители приезжают слишком рано, чтобы забрать их с дискотеки или вечеринки. Такие дети часто вырастают в застенчивых, неловких или нервозных взрослых.

Сверхзащита по отношению к ребенку может иметь множество причин. Она может возникать из соответствующей социальной диспозиции: беспокойные родители сами могли иметь беспокойных родителей. Это может быть результатом недавней трагедии, когда, например, любимый сын или дочь были спасены от серьезной болезни или опасности.

Если сверхзащищающий родитель может быть разрешающим и быть любящим, то небрежный (невнимательный) родитель разрешает и при этом стремится поскорее освободиться от ребенка:  «Я не возражаю против того, что ты делаешь, только не приставай ко мне.» Молодой человек чувствует, что его не признают и, вероятно, страдает от низкой самооценки все дальнейшие годы.


3. Демократичный.

Главный принцип демократичной семьи – совместное принятие решений.

Демократичная семья подчеркивает автономию ребенка и его ответственность. Разрешающая модель ведет к автономии в стиле «свобода во всем» – без ответственности; автократичная модель создает иллюзию чувства ответственности, но не реальную свободу. Демократичные родители имеют четкое представление относительно того, что есть подросток. Демократичная семья может принять решение, не прибегая к авторитарным методам и не теряя любви друг к другу.

Один из основных источников конфликта в этом возрасте – желание сына купить мотоцикл. В автократичной семье дискуссии может вообще не возникнуть («Конечно же, нет!»); нет дискуссии и в позволяющей семье («Конечно, дорогой, без проблем»!). Демократичным родителям необходимо спросить себя, чего они боятся («Может случиться авария, а потому мы не должны позволять ему купить мотоцикл»), а затем спросить сына о том, откуда у него возникло такое желание,  уверить его в том, что они слушают его внимательно и относятся к его доводам серьезно. Это довольно сложный процесс, но это один из важных шагов ребенка по направлению к зрелости.


Библия и родительство

Обратимся к Библии как модели родительства. В библейские времена люди жили в патриархальных обществах, и отцы играли автократичные (деспотические) роли в семье. Авторитаризм всегда порождает сопротивление, и в рамках Моисеевых законов упрямый и непокорный сын мог встретить смерть от камней в руках «старших людей в воротах его города». Более мягкий стиль родительства,  например, в истории Исаака и Ребекки. В «Бытие» (25) мы читаем, как Исаак просит Господа Бога за свою бесплодную жену Ребекку. Через некоторое время она беременеет и приносит близнецов.

Может быть, сработало пророчество, что «старшему будет помогать младший», и она оказывает предпочтение второму родившемуся Якову больше, чем старшему Исаву. Когда дети становятся подростками, мы читаем: «Мальчики выросли, и Исав стал отличным охотником, человеком открытой страны, а Яков был тихим, все время в тени. Исаак, у которого был вкус к диким играм, любил Исава, а Ребекка – Якова». (Gen.25: 27-8). Яков был «женственным» и взлелеянным матерью, а Исав – активным, мужественным и одобряемым отцом. Каждый родитель имел своего любимца. Неудивительно, что Яков стал сверхзащищающим отцом. У него была огромная семья, но первому сыну своей второй жены он уделял больше всего внимания. Схема для родительства выводит на Новый Завет, утверждающий скорее авторитарные, чем демократические или разрешающие принципы.

В послании «От Луки» мы встречаем 12-летнего Иисуса, который посещал Иерусалим со своими родителями для подготовки к следующему году, когда он должен будет «вступить в возраст» как юный иудей. Здесь мы видим ключевые принципы правильного баланса между родителями и их растущим сыном. Они не сверхопекающие, чувствуют себя свободно относительно того, что их сын будет возвращаться с друзьями и родственниками. Они не небрежны, т.к., когда узнают, что его нет с другими, действуют очень быстро. Их стиль авторитетный и демократичный.


Родители (и другие взрослые) как модели

В подростковый период взрослое поколение в значительной мере определяет ответы подростков на вопросы: «Что мне следует делать в жизни?», «Какой женщиной или каким мужчиной мне следует быть?» и т.д. Социологи считают, что ответы на эти вопросы определяют «рабочие и сексуальные роли», и пример родителей в данном случае выступает как модель. <…> Джон Коулман определяет этот процесс как «степень, в которой молодые люди определяют как свои собственные позиции и принадлежность, так к другому человеку».

Давид Стаффорд-Кларк, психиатр, выяснил, что дети из смешанных (этнических) семей часто оказываются очень одаренными. <…>

В демократической семье степень влияния отца и матери часто приблизительно одинакова. Боуверман, например, показал, что из трех возможных семейных структур – патриархальной, матриархальной и равнотриархальной – в последней подросток скорее всего будет ориентироваться на своих родителей. Там же, где более властной фигурой является либо отец, либо мать, подросток меньше будет отождествлять себя с обоими родителями. Причем худший сценарий для развития подростка в том случае, когда отец менее властная фигура, а лучший – когда родители разделяют свое влияние поровну. Если родители не являются «важным моментом» для подростка, находятся другие значимые взрослые.


«Поколенческий разрыв»

От родителей часто можно услышать: «Если он уже сейчас такой, когда он еще маленький, то что же будет с ним, когда он станет подростком!». Среди взрослых очень распространено мнение, что подростковый период – это досадливая неприятность, происходящая с молодыми людьми. Такая точка зрения во многом сконструирована средствами массовой информации, где образ подростка часто эксплуатируется с целью получения прибыли: изображается «бунтующая молодежь» – наркоманы, хулиганы и т.д.

Семейный конфликт между поколениями возможен, когда семье десять лет: в это время у родителей возникает проблема собственной идентичности – так называемый «кризис середины жизни». Наиболее вероятны конфликты между поколениями, когда дочери около 15 лет, а сыну – 17 или чуть больше. Поводы для конфликтов — одежда, волосы, вечернее время. Конфликты более вероятны в деспотических и небрежных семьях. «Поколенческий разрыв» — симптом семьи со слабыми связями «родитель-подросток».