Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Ноябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 6 13 20 27
ВТ 7 14 21 28
СР 1 8 15 22 29
ЧТ 2 9 16 23 30
ПТ 3 10 17 24
СБ 4 11 18 25
ВС 5 12 19 26



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

Приложение 2. Новые и новейшие «ярлыки»


Поколение «Х».

(По материалам серии статей: «Поколение Х». Журнал «ОМ», декабрь 1995г — декабрь 1996).

<…>

Если ты родился в 60х, а тем более — ближе к концу их, то ты перечеркнут жирным «Х», ставящем на тебе крест, как на активном участнике социальной жизни.

Книга Дугласа Коупленда «Generation X» положила начало этой дискуссии. Существует представление, что люди, принадлежащие к этому поколению способны друг друга понять, даже если они из разных стран — это некий новый, постмодерный стиль жизни.

Поколением «Х» называли еще битников. Многие ученые размышляли над тем, почему из кого-то в определенное время получается поколение — а из кого-то нет. Ясно одно: все когда либо «нареченные» поколения объединяло одно — устойчивая неприязнь к отцам и к тому способу жизни, который они вели. »Хиппи устраивали культурную революцию и студенческие бунты, но всеядная буржуазия прожевала их и выплюнула в виде постеров, фильмов про Вьетнам и миллионных тиражей рок — пластинок. Был переварен и отчаянно-анархический панк, и по всему западному миру воцарилась рейганомика и яппи, которые не желали ни с чем спорить, а хотели просто зарабатывать деньги и их тратить. » (Д. Коупленд).

Пришли девяностые, и детям бэби — бумеров перевалило за двадцать. Twentysomething, как их окрестили, перестало казаться, что все хорошо в этом мире. Двадцати — с лишним -летние решили, что виноваты отцы, обменявшие свои идеалы на дорогие автомобили: духовная свобода, культ свободной любви, и психоделические прогулки обернулись само удовлетворенностью, СПИДом и наркобизнесом. Двадцатилетние стали вырабатывать тактику выживания. Главное — вовремя уберечься от трения с окружающей средой (в это же время каждый пятый выпускник не получал работы, в статистике смертности среди молодежи насильственная смерть заняла вторую строчку между несчастными случаями и самоубийствами, а СПИД отбил охоту к легкому сексу) Сорокалетние с удивлением замечали, что молодежь не очень то стремится включаться в гонку за теплый уголок под солнцем, а предпочитает плыть по течению без социальной ответственности. Эта молодежь оказалась объединенной каким-то желанием возрождения духа никогда не виденных ими шестидесятых, когда вроде бы все было лучше и проще. В моду вошла психоделия, появился неписаный свод правил под названием «политкорректность», похожий на  жесткую контр культурную идеологию своим стремлением диктовать, что можно, а что — нельзя «прогрессивной личности». Молодые люди стали более разборчивы в половых связях, предпочитая устойчивые союзы. «Выглядело это так, будто двадцатилетние решили махнуть рукой на всех остальных и жить по своим правилам, как им хочется.» Книга Коупленда вышла вовремя.

<…>

Как  и всегда в ХХ веке, в рождении любой новой молодежной культуры (после рождения рок-н-ролла) — главным была музыка. Плотину прорвал гранж.

«В холодном городе Сиэтле молодежь культивировала хипповски — нонконформистский образ жизни, шаталась по кофейням (для Америки эта вещь совершенно нехарактерная, попахивающая Европой), слушала грязную тяжелую музыку, баловалась наркотиками и одевалась за пару долларов в секонхэндовские  рваные джинсы и толстые клетчатые рубашки. Альбом «Нирваны» с младенцем на обложке, плавающем с долларом в руке, назывался Nevermind — «расслабься». К этому направлению и приклеился ярлык гранж. Кальвин Кляйн прославился, выпустив на подиум худосочную Кейт Мосс, объект желания образца девяностых. Это был звездный час гранджа. Он быстро выдохся, весь его заряд растворился в растиражированных пластинках, клипах за два года. Этому способствовали и наркотики. Гранж был насквозь пропитан героином. Тема поколения Х закрылась вместе с тем, когда Курт Кобейн выстрелил себе в голову». (Д. Коупленд).

Но энергия не растворилась в никуда. Рядом с гранжем существовала культура, замешанная не на героине, панке и культуре саморазрушения, а на психоделиках и эйсид-хаусе. Поклонники эйсида тоже принадлежали к «Поколению Х». Deee-Lite одним из первых выплеснули заряд кислотной энергии в широкие массы. Из Детройта пришло техно, в Европе заиграли евро-бит. Появился абсолютно новый звук. Техно оказалось независимым и живучим организмом, оно пустило щупальцы во все уголки, от коммерческих хит-парадов до андеграундных клубов. Расцвели — транс, эмбиент, хардкор, джангл. Появилось словечко «рейв», которое сконцентрировало в себе способ жизни, активное времяпрепровождение, тусовки, моду, манеру двигаться, жаргон, экстази и ЛСД. Когда появился рейв в Москве — казалось ночная жизнь захватила столицу. Появился новый необычный, нетусклый мир. Действа рейвов походили на магические оргии.

<…>

Рейвов тоже можно назвать «Поколением Х» — избегающие дневной жизни, выпадающие из предписанных социальных ролей, равнодушные ко всему. Однако нынешние рейвы — уже тоже другие.

<…>


Версия о смерти Поколения «Х»:

Дуглас Коупленд ставит крест на понятии «поколение Х».

«…Название моей книги не имело никакого отношения в названию музыкальной группы Билли Айдла, как считали тогда многие, а было связано с последней главой книги Пола Фассела «Класс» — занятного социологического исследования о структуре классов американского общества. В этой главе Пол присвоил название «Икс» той категории людей, которые стремятся вырваться из круговерти повседневной жизни, диктуемой им их социальным статусом, необходимостью зарабатывать больше денег, карабкаться вверх по социальной лестнице — в общем всем тем, что присуще современным условиям существования…» (Д.Коупленд)

<…>

«Поколение Х» вышло мизерным тиражем в марте 1991 года, не имело паблисити и почти не упоминалось ни в одном литературно-книжном обозрении. Однако этим летом (1996 - прим. Автора) один техасец по имени Ричард Линклейтер выпустил фильм «Сачок» (Slacker), персонажи которого — переучившиеся беззаботные эксцентричные балбесы - прямо-таки срисованы из моей книги. А в Сиэтле зазвучала новая форма музыки: она была  рассчитана на то, чтобы отключить слушателя от действительности, вывести за ее «скобки», хотя и весьма, своеобразно: эта музыка была настолько громкой, что барабанные перепонки едва справлялись с напором звуков…

Как принято выражаться в прессе, двое не значат ровным счетом ничего, однако трое — это уже направление, тренд. Именно тогда, в начале 90-х, появились три слова — понятия, ставшие чуть ли не ругательными : «поколение Х», «пофигист» (или «отстегнутый») и «грандж».

Проблемы начали возникать тогда, когда «трендовики» начали вычленять отдельные элементы образа жизни моих книжных героев : их нежелание утруждать себя решением каких бы то ни было проблем, с одной стороны, а с другой — стремление понять, кто же они есть. Эти отдельные элементы были раздуты до характеристики всего поколения. Частично в неверном понимании и определении целого поколения были повинны «бэби-бумеры», которые чувствовали себя выбитыми из колеи, что было вызвано экономическим спадом и стыдом за то, что они поступились ценностями в 60-ые, и начали переносить свое коллективное разочарование на тех, кто угрожал занять их месть под солнцем. Каков результат? Все »поколение Х» было объявлено монстрами, их протесты названы «хныканьем», а они сами — «размазнями»…

Ну а потом начались исследования рынка сбыта и распродажа, вся эта рекламная кампания по поводу «городских модников», навязывание видоизмененной комедии положений телевидения 60-ых. Ироничность и критицизм, которые использовало большинство молодежи для того, чтобы превратить смехотворно- идиотское состояние вещей в более или менее приемлемое, впервые были использованы в качестве подспорья в механизме продажи. Эта вселенская «порнография» была тем, что вызвало наибольшее возмущение молодежи, ибо она считала, что именно это и было присуще «поколению Х». Дело усугублялось тем, что другие «периферийные» молодежные движения прошлого — волнения молодых эмигрантов в 20-ых в Париже, битники 50-ых, хиппи 60-ых и панки 70-ых — были классифицированы лишь по истечении какого-то времени, тогда как «поколение Х» заклеймили с самого начала, что само по себе являлось жестокой несправедливостью…

Примерно в это же время мой телефон начал звонить не переставая. Мне предлагали 10 000 долларов и выше за то, чтобы я посоветовал, как продать «поколение Х». Например, кампания Gap сделала мне очень заманчивое предложение о создании рекламы, которое я вежливо отверг. В 1991 году, когда и республиканская и демократическая партии (США) предложили мне за деньги дать советы по поводу «поколения Х», я вообще отказался от разговоров на эту тему.

А вот теперь я заявляю, что понятия «поколение Х» больше не существует. Курт Кобейн пребывает на небесах, «пофигист» стал блокбастером, а масс- медиа продолжают называть всех, кому от 13 до 39 лет «иксовиками». Это еще раз доказывает тот факт, что те, кто пытался сделать на этом деньги, никогда не понимали, что «Икс» является не обозначением возраста, но характеризует мировоззрение.

Практика навешивания ярлыков по-прежнему живет и здравствует: если кто-то решил, что ему удалось вас классифицировать, он считает, что после этого может использовать вас в своих целях. Избави вас Бог участвовать в любых дискуссиях по поводу тех или иных поколений. Что касается коммерческой обработки этой «нивы», то вечные рассуждения масс-медиа о «чувствительности представителей поколения Х» всегда давали хороший урожай. Продавцы всегда хорошо знали, что для того, чтобы выкачивать деньги из темы бэби-бумеров, достаточно лишь прокрутить несколько песенок «Бич Бойз» и показать «вьетнамский» клип. Точно так же обстоит дело с «поколением Х»: те же продавцы наивно полагают, что оно, как и любое поколение, с удовольствием будет участвовать в распродаже самих себя. Ошибаетесь! Единственно верной формулой будет: Х=Х.

Кто-то может подумать, что бэби-бумеры, к 60-ым годам ставшие взрослыми, должны были испугаться того, как успешно идеология индивидуализма приспосабливается к изменениям в мире. Вместо этого они повсюду видели лишь одних чудовищ. Энди Уорхол как-то сказал, что ему очень понравился фантастический фильм, в финале которого монстр снес яйцо, ибо это предполагает преемственность. Мои три героя в эпилоге книги не откладывают яйца, но, может быть, в это время кто-то другой снес яйца? Я  задумываюсь о том времени, когда из миллионов яиц, снесенных монстрами сегодня, вылупятся детеныши, пусть крохотные, пусть рогатенькие, но которые будут барахтаться в поисках чего-то настоящего, какой-то правды, бороться против невежества. А поэтому я прошу вас, будьте монстрами.» (Д.Коупленд)

<…>


Какое оно — «Поколение Х».

Есть несколько базовых моделей.

Во-первых, запоздалый посланник из гранджа. Здесь возможны длинные волосы, козлиные бородки, рваные расклешенные джинсы, растянутые свитера, тяжелые ботинки. Татуировки по всему телу, особо модные среди девушек. У радикалов — серьги, украшающие не столько уши, сколько носы, губы, брови и совсем интимные области - соски, пупки и т.д. Некоторые персонажи прибегали даже к выжиганию на теле разных знаков по африканским племенным рецептам.

Эйсид - хаусовская молодежь привнесла с собой психоделию: нейлоновые рубашки с сумасшедшими росписями, высоченные платформы и прически разных расцветок. Но это в прошлом. Стиль плавно перетек в рейв со всеми его разновидностями. В ход идут все более искусственные материалы и цвета. Образцовый рейвер любит «Адидас» и «Дизель», а также пластиковые куртки, виниловые джинсы и флюоресцирующие маечки, что очень украшает дискотеки.

<…>

Панк, вечно юный идеал, вновь заявил о себе, и снова появились густые мазки вокруг глаз, одежда сужается, укорачивается и чернеет. Но даже если вам повстречается парень в одежде от Армани либо в простых »ливайсах», он вполне может оказаться показательным представителем поколения без названия.


Лэды и лэддизм.

(По материалам публикации о «лэддизме»: Джон О.Хайген и Маймон Най.)

«Мужики безобразят». Ровесник № 11 -1996.)

<…>

Мы об этом явлении и не задумывались, если бы некоторое время назад не начали натыкаться на это словечко практически во всех публикациях, посвященных современному английскому — не американскому — молодежному образу жизни.

«Лэддизм» — за него ратуют музыканты самой модной группы «Oasis», о нем в своем интервью говорят музыканты Blur, кинокритики уверяют, что в фильме «Три свадьбы и одни похороны» выведены  типы современных лэдов, модельеры создают коллекции под лозунгами « Лэди и лэддетки».

У лэддизма два отца основателя: — Одного зовут Шон О.Хейген, он журналист, который изобрел словосочетание The New Lad — в вольном переводе «мужик новой формации», второй — английский писатель Саймон Най.

Шон О.Хайген писал о «человеке новой формации, о котором так много говорят, но которого мало кто видел, должно быть, потому, что большинство донельзя правильных и положительных представителей этой человеческой породы умирают еще при рождении». «Мужик новой формации» — это молодой человек, стильно одетый, хорошо образованный, на много претендующий, но порой ведущий себя при этом так, что глаза на лоб лезут, а именно: как испокон веку вели себя лэды, то есть «парни из простонародья». Он пьет пиво, смачно рыгает после выпитого, пукает в общественном месте, громогласно обсуждает достоинства проходящих мимо женщин. То есть намеренно делает все, что приличному человеку делать явно не положено - в знак протеста «против политической корректности и всеобщей феминизации общества». Вот почему это сугубо английское явление, ведь понятие политической корректности «пришло из Америки, а англичане — народ упрямый и исторически все американское не жалующий. Весь кодекс поведения современного цивилизованного человека лэдом перечеркивается, а на знамени его начертаны три слова, определяющих круг первостепенных интересов :»Секс, выпивка, футбол».

Что же здесь нового? Хамоватые молодые люди были всегда, и никуда в светлом будущем от них не денешься. Важно другое — почва, на которой произрастают лэды. Если бы это были обычные малообразованные парни из малообеспеченных семей, вряд ли кто обратил бы на них внимание. Такие парни начинают интересовать »культурные круги» только если кто-то из них «выбивается в люди», становясь писателем, музыкантом, актером, изобретателем. Тогда «культурные круги» с привычным лицемерием восклицают: надо же какой умный, а ведь из рабочих! И при этом требуют, чтобы выходец из рабочих вел себя так, как это принято в «культурных кругах», а сегодня в этих самых кругах надо чести себя не просто корректно, а политически корректно. (Типичный пример такого «выходца» — Дэвид Боуи).

Лэды — это представители самих этих кругов, а в «народ» они ходят в свободное  от работы время.

Поскольку хождение в народ приобрело форму культурного досуга, то этот досуг принялись обслуживать. У лэдов появились свои журналы, свои телепрограммы, свои клубы - все то, что по словам раскаявшегося в «изобретении лэддизма» О,Хэйгена »представляет кратчайший путь для бегства из реального мира в дивный мир безмозглых супермужиков».

Но на совести бедняги О.Хэйгена не только лэды — уже независимо от него (типичный пример того, как творение вырывается из-под власти своего творца) появились лэддетки: то есть девицы из тех же кругов, которые ведут себя не просто как мужики, а как самое быдлистое быдло. Делают все то же, что делают лэды — даже блюют в общественных местах. И у них тоже есть свои журналы, телепрограммы и клубы….

Вообще то лэддизм мало чем отличается от панкизма — не по внешним признакам и не по содержанию, а по «боевому пути». Слово punk как и слово lad, тоже  существовало в английском языке задолго до появления панков, причисленных ныне к разряду социальных и культурных феноменов: панком называл своего сэра Джона Фальстафа еще Шекспир. Первые панки также были выходцами из сугубо культурных, даже элитарных кругов, да и создатели панк-рока были очень непростыми юношами. Это уж потом все подряд вырядились в утыканные булавками лохмотья и выкрасили волосы в зеленое и в малиновое.

Вполне возможно появление лэдов и у нас: — по вечерам, после работы заместитель управляющего надежным коммерческим банком, славный российский лэд, будет отправляться не в дорогой клуб, а прямиком « в народ» — к пивному ларьку… Впрочем, чтобы такое произошло, надо, чтобы у зам. управляющего были за спиной как минимум пять поколений «представителей культурных кругов»…

Еще один отец основатель лэддизма — писатель и сценарист Саймон Най, который создал любимое лэддистами комедийное телешоу «Мужики безобразят». Критики назвали этот сериал «вкладом в развитие пофигистской культуры и рвотной реакцией на царящую повсюду политическую корректность».


«Яппи — кто они?»

(По материалам статьи: «Хочешь стать яппи? Становись. Тебе же хуже.» А.Тарасов. Ровесник № 5 1996. с 14-15.)

«…настоящие яппи малиновых и зеленых пиджаков не носят. Так одеваются… торговцы наркотиками-пуэрториканцы в Штатах и «голубоватые» представители богемы в Европе. Уважающий себя яппи носит строгий костюм, предпочтительно тройку - шерстяной и очень дорогой, его одежда — это его витрина. Настоящий яппи поддерживается консервативных  цветов — это касается и рубашек. Они ни в коем случае не унизывают пальцы перстнями и не закалывают галстук рубашкой с рубином - это не просто дурной вкус: считается, что тот, кто выставляет свое богатство напоказ, сам приманивает к себе налоговую службу. Значит, он неумен. С неумным партнером лучше бизнес не вести.

Яппи сами для себя издают журналы. Тиражи  крошечные, распространяются в своем кругу. Названия либо простенькие «Молодой бизнесмен», »Новый бизнесмен», либо  непереводимые - «WAIS», «NABMW». Блестящее полиграфическое исполнение. Отличительная черта - нарочитое пренебрежение экономией. Поля в 8 см со всех сторон страницы. Основное содержание — письма самих яппи, преимущественно — о своих личных проблемах, жалобы на жизнь. Имен своих даже в этих узких кругах они не открывают, подписываются псевдонимами — например «Золушка», »Брат убийцы Джона Леннона» или даже «Мао Цзе Дун».

Любимая тема яппи - нехватка времени. Времени нет ни на что, кроме бизнеса, даже на сон. Спит типичный яппи не больше 5 часов. Дома бывают не чаще 2-3 раз в месяц. Дело не в том, что они трудоголики, а в том, что слишком острая конкуренция. Оставить бизнес даже на один час нельзя:  можно успеть разориться.

Возникают у яппи проблемы со здоровьем. Все пользуются транквилизаторами, у многих проблемы с нервами. У каждого есть автоответчик, но то что автоответчиками пользуются и все остальные, яппи просто бесит. Факсы у яппи вызывают такие же чувства.

Радиотелефон отравил жизнь у яппи. Даже заниматься любовью из-за радиотелефонов стало невозможно, но и отказаться от него страшно: потерянные минуты могут обернуться миллионными убытками. Яппи пьют снотворное, потому что представления о дне и ночи из-за постоянных перелетов по свету рушатся.

Пользуясь анонимностью журналов, яппи жалуются на проблему с сексом. Это ведь не климактерические старички, а спортивные, непьющие и некурящие парни. В 1990 году каждый второй яппи испытывал проблемы с половой потенцией. В 1994 году лишь четвертая часть американских яппи не жаловалась на расстройство половой функции. Некий доктор Хилель Хофстадер, сексопатолог, пользующий  почти исключительно яппи, жалуется в журнале WAIS, что пациенты его самого довели до невроза. Пока его еще держат большие деньги, но если дальше так пойдет, то врач плюнет на все и уйдет в муниципальную больницу лечить негров-наркоманов.

Жена, если верить письмам яппи, — это их крест. Обычно яппи сначала зарабатывают свои первые миллионы, потом уже женятся. Поэтому часто жена яппи — смазливая стройная девчонка или хищница, которую привлекли его миллионы. Духовного контакта с женой не получается. Семья из надежного тыла превращается в такую же враждебную территорию, как и бизнес.

Многие яппи заводят любовниц. Разоблачение связи грозит потерей лица, крахом карьеры. Необходимость столь тщательной конспирации тяготит обе стороны. Но у яппи нет времени на любовницу точно так же,  как и на жену.

Травмирующее впечатление производят на яппи встречи с друзьями детства или соучениками, не ставшими яппи. Среди них есть те, кто не преуспел, но живет полноценной жизнью: ходит на концерты, слушает любимую музыку, следит за книжными новинками… После этих встреч яппи страдает, остро ощущая свою культурную, интеллектуальную, духовную деградацию. Из жалобы некоего R.R.R «: У него (приятеля) нет даже загородного дома, но ему на это наплевать. Зато он добрых полчаса рассказывал мне о том, какой гений был Шекспир, особенно если читать его в оригинале. Черт,  у меня есть поместье на родине Шекспира, но нет времени просто его почитать — не то что в оригинале…Этот парень никогда не был на Багамах — и не хочет туда! Зато он ходит на все выставки, и женщины просто липнут к нему сами… На кой черт мне столько денег, если у меня от них только бессонница и расстройство желудка, а у этого мерзавца нет денег, но он доволен жизнью?»

Яппи терзает страх за будущее.

Как выглядит яппи, с кем общается, куда ходит, что делает — решает за него его бизнес…


«Сквоты».

(По материалам статьи в журнале «Птюч» № 11, 1996.)

«…Это началось в далекие 60-ые годы, и как всегда, не у нас. Молодые люди, разочаровавшиеся в идеалах и нравственности социальных устоев, сбегали из своих домов, путешествовали автостопом и находили себе пристанище в брошенных и не годных для жилья строениях. Потихонечку осваивали  их и начинали строить свою собственную и независимую жизнь. Так появились сквоты и сквотеры. Сквоты — это не просто квартира, место для ночлега и отдыха. Сквот — это скорее клуб, где молодые люди, занимающиеся альтернативной культурой, находят друг друга и пытаются что-то сделать вместе. Как правило, это получается нечасто. На одного талантливого сквотера обычно приходится 30 дармоедов, любящих зависать и проводить время в ничегонеделании, при этом имитирующих огромную творческую работу. Атмосфера и дух сквота помогают многим молодым людям адаптироваться и пробиться в по-настоящему серьезную культуру. Так, приехавший откуда-то из провинции незадачливый способный паренек, оказавшийся в растерянности один на один с огромным городом, будь то Москва, Берлин или Нью-Йорк, находит сквот по душе, приживается в нем и с помощью друзей начинает осваиваться. Правда, старожилы рассказывают и том, как многих жизнелюбивых и талантливых провинциалов сквоты засасывают в свою привлекательную трясину. Одним словом, сквоты - явление неоднозначное, а сквотеры — люди космополитичные и, как минимум, интересные. На Западе сквоты уже почти обуржуазились. Туда ходят почти как в музей, и немолодые сквотеры с обвисшими животами (известные в узких кругах художники, байкеры, музыканты) в богатой, но неопрятной обстановке принимают гостей уже в роли жрецов. Школу сквотов в России прошли многие замечательные люди, ставшие сегодня уже легендами рок-звезды, хдожники, ди-джеи и даже функционеры…»


«Грайсеры и Грайсинг».

(По матеиалам статьи в журнале Птюч № 11 1996 г.)

«Грайсинг все более входит в моду.»

Лучшее определение «грайсеров» — панки Trainsportting’а. Они — фанаты локомотивов, фотографирующие эти огромные, очень сексуальные дизель-электровозы, которые на предельных скоростях рассекают в ночи по недоступным для посторонних глаз товарным линиям. А так как эти локомотивы держат в удаленных депо, огороженных заборами с колючей проволокой, то для того, чтобы сделать фото, надо украсть оранжевую тужурку путевого обходчика, перемахнуть через забор и получить прекрасную возможность встретиться с настоящими обходчиками, а то и транспортной полицией. Снимать при этом с себя штаны — необходимый ритуал; попав в депо и сфотографировав объект, грайсер часто спускает штаны, а его друзья щелкают его на память. Этакий мальчишеский злорадный жест, обозначающий торжество над властями, которые нагло встают между народом и его поездами. Акт залезания в депо грайсеры называют «dabbing in» (втыкаться) термин, ставший названием специального английского грайсерского журнала «Dab in».  Журнал формата  А5 дает советы, как пробраться в депо, откуда лучше подсматривать за товарняками, репортажи о «втыканиях» со всей страны, много фотографий — с голой попой на фоне поезда, а также полемика против властей — от политических статей до лозунгов.

Вы хотите знать, зачем они это делают? Грайссеры не станут искать оправданий, чтобы в чем-то вас убедить, но они могли бы напомнить вам о тех, кто по пятам преследует музыкантов или покупает всевозможные ремиксы пластинки. Разве это не странно? В любом случае, поезда гораздо красивее поп-звезд. » Я же художник, а не одержимый. Иногда я просыпаюсь, смотрю на все свои фотографии поездов и думаю «почему?». А потом — «почему бы нет?» Фотографирование поезда с обнаженной попой - это возвышенный ритуал. Ритуал под названием грайсинг.