Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Ноябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 6 13 20 27
ВТ 7 14 21 28
СР 1 8 15 22 29
ЧТ 2 9 16 23 30
ПТ 3 10 17 24
СБ 4 11 18 25
ВС 5 12 19 26



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

Мнения


Ярошенко Светлана

заведующая сектором экономической социологии ИСЭЭиЭПС Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар, ведущая секции «Бренд молодости и СМИ».

-В чем особенности секции, которую Вы провели?

-Секция получилась очень хорошей и интересной, на мой взгляд, насыщенной. Ульяновская школа была сильно представлена двумя докладчиками: Еленой Старковой и Ольгой Решетило. Вообще, ульяновцы уверенно позиционируют себя как специалистов в области коммуникаций, рекламы и молодежи. Тем более это все сквозь призму новых трендов, практик, в том числе и молодежных. Это интересно. Новую волну внесла Малаева Екатерина из Москвы. Она рассказывала про новые молодежные СМИ, про то, каким образом можно молодежи о себе заявить как о субъекте, какой канал использовать. С моей точки зрения, как ведущей, секция получилась тематически гармоничной, хорошо подготовленные доклады были согласованы. Поэтому они вызвали живую дискуссию.

-Что Вам показалось наиболее интересным в этой секции?

-Я не большой специалист в области СМИ и коммуникаций. Единственное, что мне, как человеку, занимающемуся субъектными вещами, конструированием субъектной позиции, было очень интересно, когда в каждом из представленных докладов тем или иным образом, больше или меньше, выходили на эту тему. Что я и выделила у Екатерины Малаевой.

-Ваши впечатления о самой конференции, об остальных участниках?

-За то относительно небольшое время, что я здесь нахожусь, видно, что действительно очень заинтересованная аудитория. Есть о чем сказать и докладчикам, и просто участникам. Хорошо подобрана аудитория: она компетентна и может рассуждать, дискутировать по поводу разных областей «молодежного вопроса». Здорово, что есть дискуссии, но их хотелось бы больше, я думаю, всем участникам. Радует, что много молодых исследователей.



Ерофеев Сергей

директор Центра социологии культуры Казанского государственного университета, г. Казань, ведущий секции «Новые пространства молодежной коммуникации».

-Расскажите о проведенной Вами секции, о докладах, которые вы услышали.

-Хотя я и не считаю себя специалистом в области социологии молодежи, я больше занимаюсь социологией культуры, этничности и коммуникации, тем не менее, мне было интересно в этой теме именно конструирование молодежных идентичностей. Организаторы очень вдумчиво подошли к обозначению названий секций. Они использовали такие междисциплинарные понятия, категории, которыми в любом случае пользуются представители разных школ и направлений в социологии. Поэтому каждый в той или иной степени может иметь свои суждения на счет отдельных тем. В мои задачи, как ведущего, входило, в том числе, и обеспечение вопросов к докладчикам. Тут как раз проблем не было. Вопросов было достаточно от слушателей, даже времени на дискуссию не хватало.

-Новые пространства молодежной коммуникации – что это, на Ваш взгляд?

-У меня есть свой интерес к пространствам молодежной коммуникации. Я бы хотел в большей степени сосредоточиться на популярной у молодежи музыке. Но, как мы видим, это пространство достаточно широко: это и пользование мобильной связью, и телевизионные проекты, и вообще, информационные коммуникационные технологии и т.д.

Я думаю, что нам бы не хватило времени и докладов, чтобы покрыть эту обширную тему полностью.

-Как Вы думаете, эти пространства коммуникации действительно являются молодежными? Или не совсем?

-В английском языке есть понятие youthful, приблизительно его можно перевести как «молодой духом». Так вот, эти пространства могут быть как собственно молодежной коммуникацией, так и коммуникацией по поводу молодости. Здесь важно некое качество жизни. Кто-то называет это предметом зависти, кто-то – предметом торга. Сложно раскрыть это понятие глубоко в двух словах.



Малаева Екатерина

доцент кафедры социологических наук Высшей школы психологии, г. Москва.

-Вы выступали с докладом на тему «Молодежные СМИ – анализ основных тенденций развития» в секции «СМИ и конструирование молодежных идентичностей». Как проявляется роль СМИ в конструировании молодежных идентичностей?

-При проведении нашего исследования мы задавали студентам вопрос о том, насколько образ молодежи в СМИ соответствует их «реальному» образу, как они это видят. Подавляющее большинство считают, что этот презентируемый образ молодежи совершенно не соответствует им, и небольшая часть сказала, что частично не совпадает. То есть практически не было тех, кто бы согласился с тем, что СМИ транслирует реальный образ молодежи. Нам стало интересно, чем живет молодежь, какие издания читает, что смотрит, какой информации им не хватает.

-Каков был результат исследования, чем же живет сегодняшняя молодежь?

-Сейчас молодежных СМИ практически нет. Те каналы, которые позиционируются как молодежные, не содержат рубрик, которые были бы интересны молодым. В них упор делается на развлечения, отдых, музыку и т.п. На самом деле, молодежи интересна помимо этого и реальность их жизни, их проблемы, что-то о молодежной политике, о спорте, об образовании и трудоустройстве. Этого они не находят в «своих» СМИ. Получается достаточно однобокое представление о молодежи. Упускаются и субкультурные различия, которые зачастую очень важны. Возможно, нужно делать какое-то издание достаточно широкой направленности, которое бы смогло отразить разные стороны жизни молодежи. Сейчас такого издания нет.



Греков Евгений

менеджер Московской школы политических исследований, г. Москва.

-Я знаю, ты не социолог, почему ты здесь?

-Наша Школа занимается тем, что мы работаем с молодыми политиками, чиновниками, журналистами по всей России. У нас 5 000 выпускников. Это молодые, активные, открытые к развитию люди, которые хотят видеть нашу страну цивилизованной и современной. Поэтому все, что связано с современными исследованиями мне и нашим выпускникам крайне интересно. И молодым политикам это интересно, поэтому мы, конечно, готовя свои программы для этих ребят, хотели бы учитывать какие-то новые современные тенденции, особенно в том, что связанно с социальными науками и социологическими исследованиями.

То, что я здесь услышал, будет использоваться в нашей работе. Во-первых, я даже для себя сделал несколько потрясающих открытий.

Отличает подобные конференции то, что ты получаешь массу новых идей, терминов, взглядов. Поэтому нам такие встречи молодых ученых крайне интересны.

-Что можешь сказать об участниках конференции, возможно, кого-то отметить?

-Мне кажется, круг людей, участвующих в таких мероприятиях, должен быть обязательно расширен. Потому, что та информация, которую молодые ученые собирают, не должна быть законсервирована только среди них же самих. Даже если издать сборник докладов конференции, на мой взгляд, он вряд ли дойдет до нуждающихся в нем «практиков». Важно сделать так, чтобы эти идеи использовались практически, сами ученые порой слабо представляют, как это можно сделать, как свои уникальные исследования поставить на службу человечеству. Должны быть какие-то люди-практики, которые могли бы эти результаты исследований сразу же включить в свой рабочий контекст, как-то использовать, чтобы развивать общество.

-Ты говорил об открытиях для себя. Можно об этом поподробнее?

-По разным темам я для себя что-то более четко уяснил, что-то действительно заново открыл. Но что я понял точно, что нет никакой социологии вообще. Все социологи – это ученые, которые развивают какие-то современные науки, которым названия еще не придумали. Все эти многочисленные социологические школы... я был удивлен, потому что раньше для меня все это было единой коробкой с надписью «Социология». Сейчас я понимаю, что многое из того, что мы называем социологией, на самом деле – науки будущего. Что очень помогает, лично мне, в понимании современности.



Здравомыслова Елена

доцент Европейского университета, сокоординатор программы «Гендерные исследования» факультета политических наук и социологии, координатор проектов Центра независимых социологических исследований, ведущая секции «Гендерное измерение структурных неравенств».

-В чем, на Ваш взгляд, заключается смысл структурных неравенств в контексте гендерных отношений?

-Это сложный теоретический вопрос. В гендерных и в феминистских исследованиях выделяют два основных типа неравенства: социально-экономическое и культурное. В первом случае неравенство проявляется в публичной сфере: недостаточная представленность женщин в политике, дискриминация при найме, структурные различия в оплате труда и т.п. Несмотря на определенные сложности, в современном обществе есть прогресс по сравнению с укладом традиционного общества. Во-первых, в юридическом смысле равенство женщин и мужчин закреплено законодательно, а во-вторых, женщины осваивают очень много «мужских» занятий, происходит квалификационный рост и т.д.

Но мне кажется, базовая сфера неравенства – культурная. Когда все, что считается «женским» в обществе имеет более низкий статус, независимо от того, является ли эта черта распространенной у мужчин или у женщин. Это культурные стереотипы, связанные с вторичной ролью женщины, подчиненным положением, которые гораздо труднее преодолеть, чем неравенство социально-экономического происхождения.

-Ваше исследование по теме «Новый быт и новые семейные практики», эти новые тенденции построения личной жизни, наверное, служат преодолению этого неравенства?

-Да, если мы ориентированы на общество гендерного равноправия, то мы ищем те сферы или те практики, за счет которых это равноправие может быть достигнуто. За счет чего происходят культурные изменения в сторону равенства? Действительно, большая заслуга в этом принадлежит личностной эмансипации, а также частной сфере. Здесь оказывается важным философский тезис «Начни с себя», прежде чем «завоевывать» публичные пространства.

Тогда возможность культурных изменений гораздо более реальна на микро-уровне, в качестве политики малых дел.



Мейлахс Петр

научный сотрудник Центра независимых социологических исследований, г. Санкт-Петербург, ведущий секции «Молодежь в глобальном супермаркете».

-Расскажи немного о той секции, которую ты провел.

-Несмотря на то, что тема секции, которую я вел, достаточно далека для меня – фокус моего исследовательского интереса несколько в другом, - мне очень понравилось. Как раз это-то и было интересно, что я узнал что-то новое для себя. Приятно вести секцию, в теме которой ты слабо ориентируешься. Приятно в том плане, что слышишь доклады, мысли, взгляды, о которых не знал раньше. Они уже носят не просто презентационный характер, а действительно познавательный.

Так я узнал много нового о таких молодежных течениях как «ролевики». Их направлений оказывается очень много, они все разные. Также о молодежном потреблении, новых потребительских практиках.

-Были моменты, которые ты для себя как-то особо отметил?

-Вообще, в этом смысле мне нравится фокус конференции, что он сосредоточен на каких-то «нормальных», не девиантных, не делинквентных молодежных практиках. Это выгодно отличает конференцию от других, в которых участвовал я, формат их более «проблемный». И я даже начинаю чувствовать себя представителем «старого» какого-то «поколения», который занимается проблемами наркотизации вместо того, чтобы изучать более приятные и интересные вещи молодежной повседневности.

-Как ты для себя понимаешь выражение «глобальный супермаркет»?

-Его можно понимать двояко. Во-первых, как супермаркет – локальное место, – в котором полно глобальных товаров. Так я чувствую, что участвую в этом «глобальном супермаркете». Во-вторых, как пространство глобальных брендов, услуг, возможность самому активно включаться в глобальную потребительскую культуру.



Маерчик Мария

научный сотрудник Института искусствоведения, фольклористики и этнологии Национальной академии наук Украины, г. Киев, ведущая пленарного заседания «Новый быт и новые семейные практики».

-В чем заключается Ваш исследовательский интерес?

-Я культурный антрополог, мой доклад был посвящен гомосексуальному женскому сообществу, в частности татуировкам лесбиянок, мотивации их нанесения, их функциям.

-Какова связь между Вашим исследованием и темой пленарного заседания, которое Вы вели?

-Я думаю, связь в том, что гомосексуальное сообщество является частью того, что называется новыми семейными практиками.

Когда говорят сегодня о некоем кризисе семьи, то вкладывают в это какое-то негативное, критикуемое отношение. Тем не менее, это явление продолжает упорно развиваться уже несколько десятилетий. Мне кажется, не оценочный взгляд на данную «проблему» позволяет увидеть много интересного в формировании новых семейных практик, и понять этот процесс, увидеть некие положительные тенденции.

В самом деле, мы наблюдаем формирование новых типов семей, достаточно успешных, и почему тогда они не могут иметь право на существование? Это и гостевые семьи, сожительство, гражданский брак и многое другое.

-А об особенностях именно гомосексуальных семейных практик?

-Ликвидация уголовной ответственности за гомосексуальность привела к тому, что гомосексуальное сообщество стало жить более явной жизнью. То есть их жизнь стала более полноценной, и у людей возникло не только желание жить вместе, но и желание официально об этом заявлять. Длительная практика совместной жизни приводит к тому, что у людей появляются такие серьезные цели, как рождение ребенка, приобретение совместной недвижимости и т.д. И конечно в случае разрыва семьи, или других изменений в структуре семьи, они хотят, чтобы это регулировалось государством.

Таким образом, новый быт в гомосексуальных сообществах выражается в более зрелом осмыслении своего места в обществе, и в гражданском обществе в том числе. Здесь имеет значение и соответствующее законодательство, соответствующее отношение, не стигматизация, принятие и т.п.

А что касается, вообще, нового быта в обществе, на мой взгляд, это связано с развитием феминизма, переосмыслением гендерных ролей. Конечно, это влияет на быт, на возникновение новых тенденций, в том числе и коммерционализацию быта.

Вообще, меня очень потрясла и заинтересовала постановка проблем докладов, а также совершенно не тривиальные выводы.