Центр изучения молодежи Поколения.net Субкультуры и жизненные стили Международный фестиваль социальной рекламы Виноградарь Бизнес-исследования и консалтинг
Найти
КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2017

НЕД. 1 2 3 4 5 6
ПН 4 11 18 25
ВТ 5 12 19 26
СР 6 13 20 27
ЧТ 7 14 21 28
ПТ 1 8 15 22 29
СБ 2 9 16 23 30
ВС 3 10 17 24



Клуб Московской Школы Политических Исследований



Центр молодежных исследований ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге

Тело в советской фотографии "оттепели"


Социальная фотография – свидетель времени. Екатерина Викулина проследила по журнальным снимкам времен «оттепели» общественные настроения, преобладающие в Советском Союзе в 1960.

Первое, что изменяется в фотографии с окончанием сталинской эпохи – настроение. Акцент делается на эмоциональное содержание снимка и тело на нем становится инструментом для передачи внутреннего состояния человека. Отсюда особое внимание к лицу и популярность крупного плана – он стал одной из примет фотографии 60-х. Тематика снимков тоже обращается к эмоциональности, и еще один новый маркер - улыбка.

Несомненно, фотография осталась одним из ведущих инструментов пропаганды партийных интересов, и если иллюстрации в журналах 50-х – это целая череда фотографий знатных колхозниц, заводских работниц, спортсменок и депутатов, то с началом 60-х ситуация меняется. Женщина как символ мира и социальной справедливости в СССР уступает место счастливой матери. Появляютс я снимки женщин с детьми, часто – с грудными, и счастье женщины демонстрируется прежде всего как рождение и воспитание потомства. На обложках «Огонька» и других журналов появляются портреты младенцев, при этом фотограф пытается фиксировать эмоциональное состояние, его привлекает непосредственность детского поведения: выражение лица, причудливая поза. Появляются не постановочные фотографии, которые преобладали в сталинское время, а репортажные.



Нововведение «оттепели» - снимки, показывающие процесс родов. Подобные фотографии сопровождают статьи о счастье материнства, полезности родов и опасности абортов. При этом журнал «Здоровье» уверяет своих читателей, что роды – это не всегда болезненный процесс: «Работы наших ученых показали, что боли вовсе не неизбежны. В значительном количестве случаев роды бывают безболезненными или малоболезненными». В то же время совершенно неприемлемыми для журналов того времени были изображения обнаженной груди советской женщины, даже в сюжете кормления грудью. Те редкие фотографии, на которых появляется-таки грудь, фиксируют этническое тело – это репортажные снимки из стран «третьего мира».

Вообще, помимо работ советских фотографов, в журнале «Советское фото» публиковалась классика западного фотоискусства, но и она работала на пропагандистские цели государства. Например, в одном из номеров был помещен знаменитый снимок Доротеи Ланге «Кочующая мать», на котором советский читатель видит западную семью во время Великой депрессии. Рядом – фотографии счастливых советских женщин. Например, к снимку «Невеста», который получил признание на фотовыставке Агентства печати в 1963 году, а также вторую премию на международной фотовыставке в Гааге, была такая подпись: «Этот снимок резко выделился из множества представленных там фотографий, показывающих уродства жизни, смерть и отчаяние, кровь и слезы. Будущее выступало на снимках совсем безрадостным, безнадежно-мрачным. Оказывается, там, в «свободном» мире, сейчас в моде снимки, изображающие отчаяние и опустошенность души. И вдруг, среди убийств, взрыров, катастроф, самосожжения – солнце, яркое солнце счастья, доверчивая улыбка светловолосой девушки, которая смотрит со снимка и словно говорит: Какая у меня хорошая жизнь! Какое доброе солнце светит мне в глаза». Подобные снимки и комментарии к ним, с одной стороны, подчеркивали счастливую жизнь советских женщин, с другой, указывали на то, в чем ее счастье состоит – это замужество и семейная жизнь.

В «оттепель» появляется большое количество изображений чернокожих людей. При этом белый человек играет роль наставника, поучает, а темнокожий всегда оказывается в культурной позиции ученичества: на всех снимках он хочет уподобиться в чем-то советскому человеку, приобщиться к советской культуре.

Тема женственности/мужественности артикулируется в снимках 60-х сильнее, чем раньше. Оттепель порождает целую вереницу образов, которые представляют иные, чем раньше, типы женственности. Гораздо больше внимания уделяется внешнему виду: макияж, прическа. При этом если в до-оттепельный период женщин рисовали вне категорий возраста и комплекции, то теперь акцент - на юном и обязательно стройном теле. Отсюда распространенные в эти годы сюжеты с балеринами и спортсменками. При этом с помощью определенных фотографических средств выделяется силуэт на контрастном фоне, подчеркивается хрупкость и изящество женского тела.

Если говорить о власти, которая изображается на фотографиях, то в период оттепели она, в отличии от прежней - недосягаемой и сакрализованной, представляется простой и понятной. Внедряется репортажный стиль изображения, потому что новой власти недостаточно фиксации на снимках лиц, вытянутых в одну шеренгу, и репортер пытается поймать действие, движение. Хрущев – безусловный герой оттепельной фотографии. Он пытается играть в бадминтон, обнимает и целует совершенно разных людей, и вообще предстает зрителю в постоянном движении, что тоже - одна из примет оттепельной фотографии. Оказывается, моду на поцелуи и объятья ввел Хрущев, а не Брежнев. Именно при нем власть становится тактильной, чувственной, ей важно соприкосновение.

Екатерина Викулина не ограничилась докладом про приметы фотографий оттепели. Какое задание получили от неё участники семинара смотрите здесь